В поисках оригинальности

ЗАРЕМА БЕРИКБАЛАНОВА.

«Итак, у нас есть умный мальчик-актер, обладатель титула «Самый красивый казах» и виза в США. Давайте снимем фильм!». Примерно так, мне кажется, режиссёру Руслану Акуну и пришла идея фильма «В поисках мамы». 

Социальная драма о мальчике-вундеркинде больном эпилепсией, который ищет свою маму в Америке. Наверное, где-то на небесах считается грехом не отзываться хорошо о подобном кино. Это как быть аморальной сволочью без сердца. Слишком много факторов, проверяющих наличие совести и чувства сострадания к больным и сиротам в одном фильме. Мне неизвестно, является ли эта история сплошной выдумкой или частично подлинной. Однако позволю себе «согрешить».

Сюжет донельзя неправдоподобный: мальчик из дет.дома по имени Азамат умножает трёхзначные числа за секунду, пишет диссертацию для взрослого дяди, и легко выучивает английский в самолёте, пока летит в Америку, чтобы найти свою маму.

Актер Азамат Уланов поначалу восхищает своей игрой, обаянием и юмором. Он действительно находка для кино. Уверена, его ждёт большое будущее, при условии только хороших ролей. Но, спустя некоторое время, очарование сменяется разочарованием. Всему виной сценарист с его ералашевским видением. Всякий раз, как выдается шутка в стиле «Пара-пара-пам! Всё!» напряжение нарастает и становится совсем не смешно. Это точно фильм для всей семьи? Теперь, понимаю, что нет. Конечно, комедийная составляющая фильма была не так ужасна, как я описала выше. Но лишь благодаря талантливому Азамату, который справился со своей задачей, несмотря на то, что сценарист, сделав из него сверхгения, слегка перегнул палку.

Далее, мальчик (которого по фильму также зовут Азамат) случайно встречает в США парня из Казахстана по имени Данияр и остаётся жить у него. Данияр, он же Дэн, ушёл от своей семьи и живет в Америке, зарабатывая на мелких жульничествах.

Однозначно, Тауекел Муслим не подходит на роль жулика. Слишком благополучный у него вид, чтобы бедствовать и жить как рок-звезда сегодняшним днём. Позвав в фильм такого яркого актёра, продюсеры просто знали, что он будет хорошей приманкой для зрителей. Но сценаристы не учли одного из главных законов драматургии. Как говорил Антон Павлович Чехов: «Если в первом акте на стене висит ружьё, то в последнем оно непременно должно выстрелить». Не случилось. Для чего нужен был в кадре обладатель титула «Самый красивый казах», если рядом не было ни одной женщины, чтобы оценить его как мужчину? Это как нанять Монику Беллуччи в качестве оператора. Каждый должен делать то, что умеет. Вот и заставили одно из самых коммерческих лиц Казахстана играть братскую дружбу. Зритель пришёл на Тауекела, а ушёл с непонятным чувством, вроде отправки во френд-зону.

Еще один «бонус» от режиссера фильма ‒ американские актеры, которые должны были добавить красок в прямом и переносном смысле. Чернокожему другу Данияра, которому пишут длиннющий ненужный монолог, выделяют 20 минут фильма. Трюк ради трюка. Я думала, прошли те времена, когда люди из СНГ откровенно глазели на афроамериканцев, а постсоветские певцы считали за шик иметь в подтанцовке пару мулатов-кубинцев. За эту экзотику мы расплатились 20 минутами. И не сказать, чтобы этот цирковой медведь умел крутить велосипед как-то по-особенному. Ничем не примечательный афроамериканец, можно сказать, среднестатистический, пойманный где-то на улицах, в миг получил роль, как только встретился взглядом с режиссёром. В фильме появится ещё пара актеров страны возможностей, чьё влияние на сюжет и историю о поиске матери будет нулевым. Их диалоги будут напичканы репликами, нужными только ради указания в аннотации факта сотрудничества с США, на чем оно и заканчивается.

Но, ни талантом Азамата, ни Тауекелом единым жив зритель.

Кого бы режиссёр ни навязал, на протяжении всего фильма, он рано или поздно надоедает, каким бы умным или красивым ни был. Мед начинает отдавать горечью.

Режиссёр, как Данияр, что играл в покер и выигрывал, думал, что у него на руках все козыри: восходящая звезда из Киргизии, самый красивый казах и беспроигрышная тема о сироте-эпилептике. Успех ему казался очевидным. Но невооруженным глазом заметно, что фильм создавался волею случая. Нашли парня, квартиру в Лос-Анджелесе, обезьянку и даже медведя. Неважно зачем, но это нужно было вставить в фильм, лишь бы даром не пропадало такое киногеничное барахло.

Чистосердечное признание смягчает наказание. Создатели фильма откровенно пересняли ключевые моменты «Человека дождя», но режиссёр, предугадав реакцию зрителей, пошел на хитрый ход, и вот уже на экране идёт упоминание оригинала через реплику эпизодического персонажа: «Отдай нам этого человека дождя». Так снимается клеймо «плагиатора». Вот вам лайфхак от режиссера.

На самом деле, «В поисках мамы» ‒ это сплошной букет из заимствований многих известных фильмов от анимационного «Братца медвежонка» до классического «Достучаться до небес», а посему уникальным или оригинальным назвать его никак нельзя.

Как говорится: «Сколько «Жигули» не тюнингуй, «Мерседес» не получится». Снявший ранее фильм «Салам, Нью-Йорк» Руслан Акун, наверное, полагает, что съёмка в США является необходимым компонентом для крутого и продвинутого кино. По просмотру фильма выяснилось, что нарезки из трейлера, в которых  демонстрировались пальмы, пляжи и фирменная вывеска «Hollywood» являлись всего лишь адресными планами. Основные же локации пришлись на квартиру и какие-то, Богом забытые, пустыри Лос-Анджелеса. История, как я говорила в начале, нереальная, хотя игра актёров была вполне убедительной. Не смотря на это, фильм все равно хочется назвать сухим. Сценаристы работали только на одну определенную аудиторию, имея в своём арсенале исключительно шутки для школьников. Структура фильма ‒ это одно сплошное веселье и немного драмы буквально под занавес, чтобы не сложилось впечатление, что это только комедия.

Но придвинутым кино делает не Нью-Йорк или Лос-Анджелес на фоне, а грамотно составленный сценарий, правильно подобранный актёрский состав, равномерное распределение кадров с меньшим количеством «шутящих голов» и отсутствие ненужных элементов.

Возвращаясь же к теме греха осуждения данного фильма, у меня возникает вопрос. А не грех ли это ‒ снимать кино с заявкой на доброе и семейное,  с претензией на коммерческий успех, играя при этом, на чувствах людей и ничего не давая взамен?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *