СИЛА ЛИЧНОГО ОПЫТА

ЕВГЕНИЙ ЛУМПОВ.

Не так давно в Бишкеке завершился кинофестиваль «Кыргызстан – страна короткометражных фильмов». Приз за лучшую режиссуру достался картине нашего соотечественника Берика Жаханова.

Фильм «Еркек» рассказывает историю подростка по имени Азамат. В сложный период он выбирает неправильную тропу, и в этот момент в его семью возвращается отец. Встреча навсегда меняет жизнь одного из героев. По словам режиссера на создание фильма его вдохновила реальная история.

− Берик, скажи, пожалуйста, это первая победа фильма или были и другие уже?

− До этого был приз «За лучшую мужскую роль» на отечественном фестивале «Байконур» и победа в номинации «Лучший фильм» на международном фестивале «КЛИК» в Ярославле.

− Как ты нашёл мальчишку на главную роль?

− Во время подготовки к съемкам у нас было всего два претендента на главную роль. Одним из них был как раз Нургали Нугман. Он до этого снимался в фильме Ермека Турсунова «Жат», и когда кастинг-директор показал мне его фотографию, я подумал, что он тот, кто мне нужен. Нургали пришел на кастинг, и выяснилось, что у него жуткий  акцент. Мы с ним очень долго над этим работали.

− Работу с детьми принято считать трудной. Твой опыт подтверждение или опровержение этого?

− Это был мой первый опыт работы с детьми, но я бы не сказал, что было трудно. Нургали ведь не такой маленький, как кажется – ему 14 лет. Помню, я работал на проекте режиссера Фаризы Танаевой, где снималась девочка шести лет – вот с ней было реально тяжело – она постоянно капризничала!

− Правда ли, что дети лучше всего играют только первый дубль?

− Зачастую, да, так и есть, первые дубли – самые искренние. Именно в эти моменты юные актеры максимально проникнуты теми задачами, которые перед ними поставлены.

− Твоя команда − кто эти люди, что сделали «Еркек»?

− Сам я, однозначно, этот фильм не сделал бы! Моя команда – это мои друзья. Они понимали, что бюджет у фильма очень скромный, и поэтому каждый из них помогал, чем мог: транспортом, техникой, реквизитом. Мы много труда вложили в фильм именно как команда.

− Ты сказал, что история, рассказанная в фильме, взята из твоей жизни − лично тебе легче или сложнее переносить на экран нечто сокровенное?

− Было тяжело. И на этапе подготовки и, особенно во время съемок, когда мы воспроизводили все то, что происходило на самом деле. Я буквально видел все наяву и многие сцены, особенно последняя пробирали меня прямо до мурашек. Но после того как фильм был показан, я испытал некий катарсис, мне стало легче. Поэтому я рад, что и той боли и тех переживаний, что были, теперь нет.

− Главное для режиссёра − жизненный опыт. Появятся ли в твоих фильмах другие истории из твоей жизни или это был первый и последний раз?

− Наверно, мне трудно об этом рассуждать, но мне в этом отношении очень близки слова Антониони: «Состояние чистого листа – это когда ты открыт перед зрителем, когда ты воплощаешь на экране все то, что было с тобой …» В своих следующих работах я буду стараться оставлять что-то близкое мне, чтобы иметь возможность до конца прочувствовать фильм.

− Какие события ты назвал бы главными в формировании твоей личности?

− Наверное, здесь я мог бы выделить встречу со своим преподавателем документального кино Асетом Ерназаровым. Он учил нас снимать те истории, которые мы действительно знаем, которые задевали бы наши чувства; снимать так, чтобы в фильмах всегда была правда. Он – тот человек, который увидел во мне боль, помог мне раскрыться и рассказать о ней. Моя первая работа под его руководством – это была как раз работа по тем самым словам Антониони. Посредством видеопоэзии я тогда признался своей девушке в любви. Теперь она моя жена.

Была и еще одна важная встреча – встреча с моим мастером Нургельды Садыгуловым. Он научил меня не заблуждаться в том, что я делаю. Сегодня ведь все стремятся снимать авторское кино, но для этого, прежде всего, нужен багаж, опыт. И мастер дал мне это понять.

− В чем тебе видится главная польза твоего кинообразования?

− Главная польза – это среда, без которой ты никогда не будешь расти как режиссер. Академия дала мне эту среду и еще возможность общения с такими мастерами как Дарежан Омирбаев, Дамир Манабай, Сатыбалды Нарымбетов. Это бесценный опыт!

− В чем принципиальные различия между обучением у нас и во ВГИКе?

− Я бы не сказал, что между этими киношколами есть большая разница. Все различие, наверное, лишь в том, что студенты ВГИКа имеют возможность работать с высококачественным оборудованием: камерами, светом, звуком. У нас студенты снимают на фотоаппараты. Мне кажется, что ты учишься гораздо быстрее, когда сразу отрабатываешь навыки на проектах, где есть качество и масштаб.

− Приз в Бишкеке − в чем его главная ценность для тебя?

− Он ценен для меня как раз тем, что это мой первый приз именно за режиссуру. Это очень большая мотивация для меня продолжать расти. Теперь «Еркек» − это уже пройденный этап, но, между тем, это первый фильм, работой над которым я был полностью удовлетворен.

− Говорят, киргизское кино по прежнему одно из сильнейших на постсоветском пространстве. Ты согласен?

− Я знаю, что в Киргизии сильные режиссеры, что они часто удостаиваются призов на серьезных международных фестивалях. Не могу сказать, что хорошо знаком с кинематографом этой страны, но те работы, что я видел, мне понравились, они, определенно, находятся на высоком уровне.

− Чем примечателен вообще кинофестиваль?

− Наверное, тем, что от каждой страны здесь участвует лишь один фильм. Это значит, что за тобой следит твоя родина и надеется, что ты победишь.

− Довелось ли тебе услышать мнение именитых профи о твоём фильме?

− После церемонии награждения ко мне подошел режиссер из Узбекистана, пожал мне руку и сказал, что мой фильм ему очень близок, что он увидел в нем себя. Мне было очень приятно, я чувствовал, что он говорит искренне, мне даже показалось, что его голос временами подрагивал от волнения, и я понял, что он, вероятно, тоже пережил в детстве нечто подобное.

− Берик, кто твой главный критик?

− Главным критиком я считаю самого себя, потому, что ты знаешь самого себя, знаешь фильм изнутри, а значит, знаешь, где мог бы сделать лучше. И если такие моменты в фильме есть – ты ненавидишь себя.

− Куда сегодня движется твой авторский стиль, в каких плоскостях ты ищешь свой собственный язык кино?

− Не думаю, что на сегодняшний день я обладаю каким-то четко выраженным авторским стилем, но я все время экспериментирую, ищу. Только так, думаю, у меня есть шанс выработать свой собственный почерк в режиссуре.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *