Творчество в формате «story»

ДИАНА ИСЕНОВА.

Моё общение с Канатом Бейсекеевым проходило при помощи интернета: преодолевая расстояние и время. Он в Казахстане. Я в Македонии.  Слышу на том конце соединения жужжание молнии замка, шаги и затем, домашнюю обстановку. Настроив звук, начинаю долгожданное интервью….

Тем, кто не знаком с творчеством молодого режиссера, я настоятельно рекомендую посетить его канал YouTube и посмотреть, с чем и как работает Канат. На сегодняшний день он уже успел собрать неплохую аудиторию своими короткометражными историями о казахстанцах в США.  А его крайняя работа «Бала», которую сам режиссер называет «своим самым любимым фильмом»,  вызвала неподдельный восторг у зрителей.

На вопрос о том, как пришла идея создания «Бала», Канат рассказал, что, будучи корреспондентом сайта «VoxPopuli» он сделал фоторепортаж об усыновленных в США детях из Казахстана. Именно тогда и пришла идея создания фильма.

На протяжении всего того периода от фоторепортажа до съемок Канат Бейсекеев учился и рос как режиссер.

«Когда я начал заниматься этим жанром, я не понимал, к чему это приведет. «Бала», как идея был в моей голове еще во время съемок фильма про дальнобойщика. («Truckdriver» — Д.И.) Год я снимал короткометражные фильмы про казахстанцев в США. На этих проектах я тренировался, учился. И «Бала» стал неким апогеем всего моего опыта. «Бала» ‒ это моя победа».

Одной из главных задач, которые ставил перед собой Канат Бейсекеев, была верная подача материала:

«Тема не простая, и я решил, что нужно показать ее красиво, но безжалостно, без эффекта корейских сериалов, когда создатели пытаются выжимать эмоции. Я не пытался играть на них, я хотел снять стильно и красиво что-то новое, не похожее на то, что привыкли видеть зрители».

На вопрос, почему же лицом фильма на постере стал именно герой по имени Дамир, Канат ответил:

«Потому что эта история отличается от всех остальных, это история отца и сына. Все другие дети в фильме говорят про маму, а про отца никто из них не говорит. Я решил, это классная альтернатива и захотел сделать героем отца. Когда он рассказывал о процессе усыновления, прозвучала фраза, о столкновении с коррупцией, но он тут же продолжил и заявил, что если бы пришлось, он повторил бы всё это ради сына.  Это говорит о многом».

В сети есть трейлер, в котором можно увидеть персонажей, не вошедших в финальный монтаж. В конце самого фильма зритель тоже видит детей, истории которых остались за кадром.  С чем это связано, Канат объяснил просто: некоторые семьи во время продолжительных съемок отказались дальше участвовать в проекте по различным соображениям. Те же, кто остались, продолжили радовать зрителей своими историями.

«С кем-то у меня сложились хорошие отношения, какие-то персонажи не раскрылись. Эти восемь ‒ те, что более-менее открылись мне, и между которыми была какая-то связь,  дающая полную картину. Если бы я оставил 10 персонажей, получилось бы слишком много.  Люди бы забывали предыдущих героев. А так, насколько я могу судить, запомнились все, никто не остался забытым».

Самым интересным, конечно же, была реакция детей на съемках. О том, как они себя чувствовали, Канат вспоминает:

«По-разному. Если брать 10 изначальных героев, то именно эти 8 были заинтересованы, им было интересно посмотреть на результат. Они не играли на камеру. Они были самими собой. Первые встречи всегда были знакомствами, но во время вторых, третьих и т.д. я уже был для них старшим братом. И когда меня, бывало, встречали в аэропорту, мне говорили: «Тебя так ждет Алданыш! Он спрашивал, когда Кана приедет, почему он так долго едет с аэропорта?».

Между фильмом «Бала» и циклом документальных фильмов «Рожденные в СССР» Сергея Мирошниченко можно провести параллель. По словам Каната, у него есть идеи о том, чтобы снять продолжение судеб героев «Бала» через какой-то период времени.

«Бала» является исключительно авторским проектом, который был создан при содействии огромного количества людей. Режиссеру всячески помогали: подвозили, предоставляли ночлег. Музыку писали кыргызские таксисты из Чикаго, «красил» фильм друг Каната из Киева, снимать помогал друг Даурен, а большая часть американских и казахстанских семей помогла ему с краудфандингом.

О краудфандинге

Всем известно, что краудфандинг в Казахстане не развит. Однако, по словам молодого режиссера, он использовал эту сферу именно потому, что никогда не пробовал. Благодаря краудфандинговой кампании «Бала» стал таким, каким его  теперь видят зрители:

«Вы не представляете, как меня это вдохновляет, и каких сил мне придал факт осознания того, что множество людей поддерживали меня, отправляя от 5 до 500 долларов для того, чтобы я снимал кино! Все сошлось в нужный момент: была новая тема, был опыт предыдущих проектов, и была заинтересованная аудитория».

О персонаже Рустеме

«Когда мы впервые увидели Рустема, он сказал: «О, вы первые казахи, которых я вижу!» Мы были первыми казахами, которые приехали из Казахстана ради него.  Когда он поставил казахскую музыку в машине, это было очень искренне. Он ее так легко спел, без акцента. Для меня это было большим удивлением. Рустем очень интересуется Казахстаном. Он учил казахский язык, но потом понял что, не может выучить, поскольку нет нормальной методики».

О будущем

«В будущем я, конечно, хочу снимать фильмы на английском. Не только для казахстанской, но и для мировой аудитории. Я хочу, чтобы мои фильмы были поняты всем национальностям, хочу затрагивать общие темы, народные. Я не зациклен на Казахстане, и не собираюсь быть только казахстанским режиссёром. Я хочу быть мировым режиссером, который вышел из Казахстана. Вот это моя мечта».

По словам Каната, проблема казахстанских кинематографистов в том, что они не отдают фильмы в народ. Они  снимают про народ, но не для народа. Крутят их на фестивалях, делают показы, но они не работают на общую аудиторию. 

«Если вы  спросите у кого-нибудь: знаешь ли ты, что в Бруклине есть казахский коп? Я уверен, что из 10 человек трое ответят:  да, я смотрел этот фильм». («Kazakh cop in Brooklyn» ‒ Д.И.)

Интересно, почему же фильм для народа не вышел в прокат. Бейсекеев признается,  возможно, это была ошибка, и нужно было пустить «Бала» в прокат.

«Но сейчас я делаю себе имя.  Оно будет на устах, и я сделаю документалистику крутой и модной. Я хочу заработать большое доверие зрителей.  И когда я скажу: «Ребята, я снял фильм, и он будет в прокате с такого-то числа», люди пойдут на него и даже заплатят денежку».

Сегодня Канат Бейсекеев работает в документальном направлении, хотя утверждает, что такая формулировка ему не нравится, он предпочитает называть это «историями о людях, о нас». Жанр игрового кино его пока не привлекает, и ближайшие проекты также будут выходить в формате «story», который так сильно полюбился его зрителям.

«Если бы я хотел,  чтобы мой фильм понравился всем зрителям, я разделил бы «Бала» на истории, и выкладывал как вирус. Но я создаю своего зрителя сам. Я не иду у него на поводу, я хочу, чтобы он шел за мной».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *