Тонкости собственного прочтения

ЕВГЕНИЙ ЛУМПОВ.

На прошедшем Пусанском кинофестивале приз за лучший короткометражный фильм получила казахстанская картина «Олиара».

Режиссер Елзат Ескендир предложил зрителям свое прочтение повести Оралхана Бокеева, сделав ставку на современность истории и выразительность визуального ряда. Олиара ‒ пора межлунья. Именно в это время главный герой ‒ чабан, узнает о неверности жены и решает навсегда покинуть родные края. О том, какие темы кроются за простым сюжетом, и почему кино стало делом жизни, Елзат рассказал, вернувшись на родину.

‒ Елзат, по образованию вы филолог. Что привело вас в кино?

‒ С детства я мечтал стать писателем, и двигался в этом направлении, пока в 2003 году не увидел случайно по телевизору трейлер фильма «Возвращение», который в тот год получал «Золотого льва» на Венецианском фестивале. Я тогда ничего не знал ни о самом фильме, ни о его авторе, но трейлер меня очень тронул, отпечатался в душе и памяти. Четыре года спустя ко мне в руки попал пиратский DVD-диск, где среди прочих фильмов оказался и этот. Я немедленно посмотрел фильм. Признаюсь, до этого, все кино для меня было посредственным: боевики 90-х, Джеки Чан, индийские мелодрамы. Я даже не допускал мысли о том, что можно посвящать жизнь такому легкомысленному искусству. Но после «Возвращения» все изменилось, и я твердо решил стать режиссером.

‒ Как удалось заинтересовать своим проектом Сергея Азимова и Анну Вильгельми?

‒ Фильм мы с командой начали снимать еще в 2014 году. Тогда одна из студий выделила нам средних размеров бюджет на съемку. Но на весь производственный цикл этого не хватило. Тогда я смонтировал черновую версию и показал ее Сергею Жумабаевичу, который был одним из моих мастеров на высших режиссерских курсах в Жургеновке. Где-то через неделю после этого он позвонил мне, сказал, что видит потенциал фильма и предложил совместную работу по постпродакшену. Он даже выкупил все права у предыдущей студии и стал генеральным продюсером, а в прошлом году показал его Анне Вильгельми, она сказала, что у фильма есть будущее и согласилась помогать нам с продвижением.

‒ «Олиара» ваш первый фильм и сразу несколько побед. В чем секрет успеха?

‒ Это трудный для меня вопрос! Могу только догадываться. Наверное, награда за то, что я старался рассказать историю языком кино, уделять особое внимание изображению, художественному выражению мысли. Я не могу сказать, что снял какой-то шедевр, ведь для меня это был один сплошной эксперимент.

‒ Как родилась идея снять именно этот фильм?

‒ У меня было несколько замыслов, которые я хотел реализовать, придя на режиссерские курсы, но так вышло, что «Олиара» оказался самым малобюджетным из них, самым камерным, с наименьшим количеством актеров. Повесть эту я прочел еще в шестом или седьмом классе школы, но даже спустя десять лет она не выходила у меня из головы. Ее атмосфера, меланхоличность показанной жизни всегда была близка моим взглядам. И не смотря на то, что повесть была создана еще в советское время, универсальность истории позволила мне легко перенести ее в наши дни.

8

‒ Как вы считаете, что главное в экранизации?

‒ Я стараюсь смотреть много фильмов: экранизаций очень много, особенно в Голливуде, в России, но мне кажется, что общий для большинства попыток главный минус – это желание экранизировать полностью все произведение от и до. По-моему, это не правильно и ведет к провалу, потому, что литературное произведение – это замысел писателя. А фильм должен иметь замысел режиссера, отражать его виденье. Поэтому строгое следование оригиналу – это ошибка, а отход от оригинала с сохранением главное мысли и добавлением своего восприятия – это главная сложность.

‒ Создавая сценарий, вы строго следовали повести Оралхана Бокеева или добавили что-то свое еще?

‒ В основе сюжета, однозначно лежит повесть, но многие детали мы изменили в соответствии с требованием времени: профессии, возрасты героев и т.д. Изменились некоторые сюжетные повороты, и даже финал. Он не такой однозначный, как в оригинале.

‒ А почему вы все-таки изменили финал истории?

‒ Потому, что фильм «Олиара» ‒ это не повесть «Олиара». У него свое дыхание, свой ритм и своя история. История, которую я видел с самого начала.

‒ Какие темы затрагивает ваш фильм, кроме темы неверности жены?

‒ Одиночество каждого человека независимо от пола и возраста, отчужденность людей живущих рядом, духовный кризис. Измена – это лишь результат этих процессов.

‒ Что было самым сложным во время съемок?

‒ Наверное, все самое сложное было до съемок. А именно: найти хорошую талантливую команду. Я, например, очень щепетильно отношусь к работе со звуком, очень внимательно слежу за тем, как звучит в фильме каждый предмет или элемент. Звукорежиссера пришлось менять по ходу работы.

‒ С командой легко сработались?

‒ Кроме Куата Шильдебаева, композитора, практически все члены команды – новички, дебютанты. Во время съемок я очень внимательно следил за работой каждого из них, проверял, соответствует ли реализация каждой мизансцены или реплики тому, как я это задумал на этапе сценария. Не сразу все поняли, что именно я хочу, было легкое недоверие по началу, но в процессе мы друг друга поняли.

‒ Планируете ли вы и дальше экранизировать казахскую литературу? Что на очереди?

‒ Да, на данный момент у меня написаны четыре сценария. И два из них написаны по мотивам казахских литературных произведений. Одно – классика, а другое – современного автора. В планах есть даже экранизация одного из произведений мировой классики. Но это пока секрет!

‒ Кто, по-вашему, в казахском кино делает сегодня хорошие экранизации?

‒ Дамир Манабай. Мне нравится его фильм «Месть» по произведению Абиша Кекильбаева. Сатыбалды Нарымбетов прежде очень удачно экранизировал свои собственные произведения. Болат Шарип – «Заманай мен Аманай», «Грех Шолпан». А лучшим из классиков считаю Абдуллу Карсакбаева – «Меня зовут Кожа», «Погоня в степи», «Тревожное утро» ‒ это прекрасные образцы экранизаций.

‒ Вы согласны с тем, что у фильмов молодых режиссеров Казахстана часто большие проблемы с драматургией?

‒ Не у всех, конечно, но у большинства точно! Два года я работал в редколлегии «Казахфильма» и я это видел. Проблема в том, что многие режиссеры стремятся писать сценарии сами, но не у многих это получается. Хороший режиссер – не всегда хороший сценарист. Адильхан Ержанов создает отличные сценарии, Эмир Байгазин тоже, но в основной массе молодым режиссером стоило бы найти себе авторов или работать с классикой.

‒ Чему лично вы научились на съемках фильма?

‒ Работать с командой, готовиться к съемкам, планировать работу, монтировать, общаться с продюсерами.

‒ Как вы планируете знакомить казахстанского зрителя с фильмом? Ведь его еще мало кто видел.

‒ Этот вопрос к продюсерам! Совершенно ясно, что на большой экран он не выйдет – нет такой практики. Нет ее и на нашем ТВ, к сожалению, а значит и каналы фильм не возьмут. Поэтому, будем искать варианты, но только после фестивалей.

‒ На какие фестивали вы еще планируете отправить фильм?

‒ Пока я и сам этого не знаю, этим занимаются Дарья Азимова и Анна Вильгельми. С Пусанского фестиваля прошло еще совсем немного времени, так что я думаю новости еще впереди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *