Только олд простит

То, что зубной скрежет критиков еще долго будет сотрясать медиапространство, после просмотра нового (надеюсь последнего) «Рэмбо» становится более чем очевидным. Во времена, когда боевикам нужны терабайты CGI и команды харизматичных шутников старина Слай вновь сделал то, что придется по вкусу разве что прожженным «олдам». Таким как он.

Спору нет − морально «Рэмбо» устарел. Устарел с этой своей копеечной трехактной структурой, где, проговариваемая всеми подряд экспозиция занимает 2/3 хрона, и на заправское мочилово остается минут 10. Устарел с картонными злодеями, чей удел исключительно быть плохишом без двойного дна и глубокой мотивации. Устарел с героем, созданным исключительно для баталий.

Но давайте попробуем посмотреть на фильм с другой стороны. «Рэмбо» устарел как формат, но не устарел как история. А она, если помните, начинается там, где ветеран войны оказывается чужеродным элементом в родной стране. Правление Рэйгана, того, который «Make America great again» (version 1.0) было благодатным временем для осмысления Вьетнама, как фактора, расколовшего американское общество 60-70-х на две противоположные стороны. Солдаты тогда массово демонстрировали кровавые флэшбеки, а в ответ получали лишь насмешки, плевки и «сам дурак». Первый «Рэмбо» как раз об этом. Президент-ковбой открыто реабилитировал ветеранов в глазах общества, вкинув в общественный дискурс своё веское слово о том, что война была оправдана. Отсюда и актуальный фильм. В нём никаких джунглей, пустынь и экзотических этносов в качестве антагонистов. В нём война происходит дома.

Идут годы. Джон совершает кровавые трипы по маршруту Вьетнам – Афганистан – Таиланд. Всё дальше от литературы, всё ближе к «Золотой малине». Наконец, после мясорубки 4-й части, он возвращается в родную Аризону, домой…

А дома…сюрприз-сюрприз…снова война! И если это зло разбирать на детали, то всё становится понятно и логично. Просто есть плохие парни, которые просто делают плохие вещи. Потому что – потому что. Помните, как в «Стирателе»? – «Он архаичный преступник. Нужен архаичный полицейский, чтобы поймать его». Здесь − то же самое – прямолинейному злу нужен прямолинейный отпор. Только для этого Рэмбо всегда и существовал. Он – символ возмездия. Этой простецкой конструкции не нужны украшения и бирюльки.

При этом продюсеры и сценарист Слай (режиссёр в этом проекте просто для мебели) сумели насытить фильм нужными трендами, дабы он спокойно дрейфовал в прокате до полной окупаемости. Тут вам и отношения отцы−дети, и ультра-насилие, и брутальный герой-одиночка. В общем, смешали «Заложницу» с «Гран Торино» и готово! Час с небольшим герои выясняют, кто есть кто и кто что с кем будет делать. А под занавес начинается Happy Tree Friends для тех кому +18. Тут всё настолько живенько и изобретательно, что в аду стоя аплодирует Джон Saw Крамер, а в Белом доме – Дональд Трамп (aka «Make America great again», version 2.0). Даром что ли на экране махровый республиканец крошит мексиканцев?! – торжество неполиткорректности, коим регулярно отличались прошлые части франшизы. Во времена рецидивирующей толерантности головного мозга – немыслимая дерзость!

Сильвестр Сталлоне продюсер покруче многих. Последние лет 10 он уверенно сёрфит на ностальгии своих старых фильмов или делает новые им под стать. Временами делает весьма недурно: четвертый «Рэмбо», первый «Крид», первые «Неудержимые», «Пуля в голову», первый «План побега» − олдскульные боевики без претензий и сложностей. Исключительно для ценителей жанра. «Рэмбо» заканчивается логично – там, где и начался – на родине. В этом плане претензий нет − система работает. Но, видимо, возраст взял свое, а может успех «Крида» ударил старику в голову, ибо Рэмбо в этот раз больше напоминает Рокки – несмышленый, разговорчивый старик, который хочет просто дожить свой век, но идет на поводу у близких людей. Под стать ему и 2/3 фильма – болтливые, местами крайне нелогичные, изобилующие необязательными движениями с целью дотянуть хрон до финальной зарубы. Этим грешат 90% боевиков, спишем на классику жанра. Но вот с героем всё же нужно было обойтись чуть повнимательнее. «Рэмбо: последняя кровь» − это попытка скрестить первую часть с четвертой, смешать разговоры «за жизнь в эпоху Дональда» с мясной нарезкой. Вышло не совсем удачно, ибо глубины конфликта, что был в первой части – в последней нет. Как нет и исключительно развлекательной мясорубки, что наблюдалась в «Рэмбо IV». Видимо, таким команда фильма увидела день сегодняшний – многословным и безжалостным одновременно.

Как бы то ни было, Сталлоне снова патетично завершает очередную историю из закромов своей долгой карьеры. Делает он это с огоньком, лихо. Вновь заявляя, что фанату своего дела до одного места актуальные форматы жанра. «Олды поймут», − заявляет Слай. И олды понимают.

Евгений Лумпов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *