Семейные проблемы «Евразии»

Евгений Лумпов.

На открытии XV международного кинофестиваля «Евразия» его новый президент Ермек Турсунов сказал, что «15 лет – это еще только подросток». Наверное, все впереди, но сейчас мне представляется, что подросток этот – трудный.

Родили в 98-м, а дальше – пошло-поехало по приемным семьям да с переменным успехом. Физически парень крепнет, но вот с поведением вечно проблемы. Психологические. То синдром дефицита внимания, как в ту пору, когда его навещали полузабытые Стивены Сигалы или Кевину Костнеру вдруг вручалась награда «За вклад в мировой кинематограф». То прогрессирующий нарциссизм в компании Касселя, Броуди и развеселого Кейджа. Теперь вот, кажется, биполярочка проявилась. Иначе как объяснить столь двойственное ощущение, сложившееся на фестивале у многих посетителей с критическим мышлением?

С одной стороны, на «Евразии» вполне можно было застать праздник кино, с другой – уныние организации. Ответ, кажется, лежит на поверхности: за устроение мероприятия взялись «Государственный центр поддержки национального кино» и команда Ермека Турсунова. Не будем называть её командой Союза кинематографистов, но, может оно и так. Министерство культуры и спорта из уравнения исключим – это орган созерцательный в данном случае. Т.е. одна команда отвечала за креатив, а другая за его материализацию. Вышло нескладно.

Команда Турсунова (а это, за редким исключением, те же люди, что и на «Евразии») в прошлом году реанимировала фестиваль имени Шакена Айманова. Было и в его адрес недовольное ворчание по разным поводам, но в целом фестиваль запомнился добротным подбором фильмов, радушной атмосферой, что отмечалась многими и демократичным подходом к конкурсу: две программы (мировая панорама и кино тюркоязычных стран) плюс премия «Кулагер».

Команда работала на широкое поле: на молодую аудиторию и на маститых кинематографистов, на министерство и на независимых художников, на старых друзей и на новые связи из-за «бугра». Именно так в рамках одного фестиваля оказались показаны, например, Жанабек Жетируов и Адильхан Ержанов, Альваро Дельгадо-Апарисио и Чжан Лопин.

Тот же подход можно было наблюдать и на пятнадцатой «Евразии» − работа на максимальную аудиторию и ставка на проверенных бойцов. Венгерский выпускник ВГИКа Тамаш Тот, например, был на «Шакене» режиссером церемоний открытия и закрытия, а на «Евразии» возглавил международное жюри. Это не сомнение в компетенции, это штрих портрету процесса организации. Все как на съемках с непомерно короткими сроками: не до экспериментов и кастингов. Вот еще несколько.

Фестиваль, как стало известно на первой его пресс-конференции, (29 июня 2019 года, о которой нашу редакцию не оповестили, к сожалению) взял курс на «рабочесть» и «антигламурность». Однако свадебных генералов никто не отменял. Так появились Дюжев и Макарский, а стоило ведущим церемонии произнести «Бурак Озчивит» дамы всех возрастов, социальных статусов и тембральных окрасов сливались в счастливый хор. Вроде и для мебели, а широкие массы довольны. И звезда – и по смете явно не Венсан. Но с молодежью пообщался, напутствие дал – хорошо.

Еще штришок – тема семьи. Уятмены довольны, министерство ласково смотрит, но вот само по себе наличие темы для международного фестиваля выглядит как спасательный круг, когда надо быстро собрать из разнобоя цельное. В 2016, например, темой «Евразии» была любовь. Теперь вот – семья. Не то чтобы совсем не к месту, но как-то по-стариковски умилительно и необязательно одновременно.

К программе, кстати, претензий меньше всего. Да, я критиковал картины, и не только из основного конкурса. Вот тут много этого добра.

View this post on Instagram

Когда в ключевой драматургический момент режиссёр не находит ничего лучшего, чем сентиментальная (даже не контрапунктная) музыка, надежды на оригинальную работу рушатся. Фильм Жозефин Маккера "Алиса" (основной конкурс) пытается демонстрировать полуобнаженную (во всех смыслах) правду жизни, но, к сожалению, не заходит дальше намёков. Картина могла бы стать сильным высказыванием о дилемме "личная свобода vs общественная мораль", рассказанным через призму нелегкой женской доли, но, кажется, создатели побоялись возможного масштаба и остроты собственной истории. В итоге, лишенная внятной режиссуры, визуальной откровенности и чётких позиций работа, может похвастаться разве что актерской игрой Эмили Пипонье. Как итог: стандартная работа из цикла "как стать сильной независимой женщиной". В лучших традициях современного европейского кино, которому тренды дороже ракурсов. ——— P.s. Интересно, сыграет ли фактор присутствия актрисы на фесте в пользу победного вердикта?🤔 ——— #жилбылрежиссёр #8фестивалит @vosmerka.kz #eiff @eiff.kz

A post shared by Евгений Лумпов (@eugenelumpov) on

Тем не менее, наблюдать программу было интересно. В целом. Практически в каждой секции были работы заслуживающие аплодисментов. О некоторых из них уже подробно рассказала Александра Поршнева. Однако, когда половина конкурса «короткого метра» − это программа фестиваля «Ұшқын», то вопрос не к отборщикам, а к тем срокам и возможностям, которыми они располагают. Благо на «Ұшқын» в этом году было на что посмотреть. А если бы нет?

Зато фильмом открытия стал «Казахское ханство. Золотой трон». Что и кому этим фильмом хотели открыть? Тянет Центром поддержки национального кино и невольно вспоминаются те дни, когда на открытиях показывали дикие вещи вроде «Поезда в Пусан». Помнится, я ворчал, что это так себе фильм, но трудный подросток доказал мне, что уж лучше зомби-апокалипсис по-корейски. Он и по теме семьи, кстати, лучше подходит.

А теперь вообразите (если не были на фестивале), что неплохую программу посмотреть порой было просто невозможно. Каждому фильму (или блоку «коротышек») был отведен лишь один показ в одном зале (кроме фильма «Хранитель», его одновременно показали в двух залах на двух языках). Наличие заранее приобретенного билета иногда ничего не гарантировало. Пресс-службе, от которой даже утекли неточные сетки показов, следовало проявить больше расторопности в прояснении ситуации, но у нее многое шло абы как. У нашей редакции, например, полноценное сотрудничество с ней не сложилось. Вот тут объяснил почему:

View this post on Instagram

Радость на моем лице вызвана, встречей со старыми знакомыми-киношниками и тем, что нас снимала неподражаемая @jade_fuji. Я могу в позитивных тонах поговорить о фильмах фестиваля «Евразия» и даже о некоторых орг.моментах, но сотрудничеством с пресс-службой в этом году я абсолютно недоволен. @vosmerka.kz получила предложение о сотрудничестве за месяц до фестиваля. Взаимные пожелания были оговорены, но «обещать – не значит выполнить». Партнерское соглашение, подписанное Фондом кино, подразумевало: ▪️Размещение логотипа на объектах наружной рекламы (баннеры, билборды). ❌ ▪️Размещение логотипа на полиграфической продукции. Увидел только на пригласительных. Другой продукции (каталог, например) не то что на руки не получил – не увидел вообще.❓ ▪️Размещение логотипа на пресс-стене. ❌ ▪️Размещение логотипа на сайте фестиваля. ✔️ ▪️Пригласительные на церемонии открытия и закрытия. ✔️ ▪️Озвучивание партнера на церемонии закрытия.❌ ______________________________________ Очевидно, соглашение, подписанное «на скоряк», было составлено для дружественного «Хабара», а нам просто попался их спонсорский пакет. Экая оказия! Признаю, мы в этом году, почуяв теплый прием, тоже не фейерили как прошлом, однако: ▪️логотип фестиваля разместили ✔️ ▪️ключевые материалы о фестивале – тоже ✔️ ▪️совместно с @alexandraporshneva посетили фильмы не только конкурсных, но и внеконкурсных программ (они, кстати, были местами ну очень хороши!), ▪️а присутствовавший на всех прессухах @kinokamenski до сих пор расшифровывает спичи респондентов.✔️ ___________________________________ Так что мы еще поговорим о «Евразии». Нам осмысление дороже «жареных новостей». От пресс-службы же за все время фестиваля мы получили лишь одни пост-релиз: на 4-й день об ажиотаже 1-го. Даже сетку показов прислал дружественный @shabytcinema_tv. А мы-то думали, что сотрудничество – это улица с двусторонним движением. Запомнили – закрепили. P.s. — Ну, что, уже со всеми рассорился из-за своих рецензий? — спросил меня @azizbeishenaliyev — Ещё нет, но, очевидно, я в процессе… ———————————- #жилбылрежиссёр

A post shared by Евгений Лумпов (@eugenelumpov) on

Как бы то ни было, Президент фестиваля открыто принес свои извинения за ситуацию с переполненными залами:

View this post on Instagram

Первый же день работы фестиваля вызвал ажиотаж среди жителей и гостей столицы. Билеты на кассе расходятся моментально. А залы переполнены так, что зрители сидят на ступеньках. ⠀ Президент XV Международного кинофестиваля "Евразия" Ермек Турсунов хочет заверить, что в следующий раз организаторы постараются сделать все возможное, чтобы все зрители смогли попасть на фестивальные показы ⠀ #eiff #eurasiaiff #eurasiaiff2019 #eiffkz #кинофестиваль #руханижаңғыру #годмолодежи2019 #евразия #расписаниепоказов #Показы3июля #ОбъективЕвразия #ОсновнойКонкурсЕвразия #ИзСердцаЕвразии #ChaplinCinemas @chaplincinemas @khanshatyr @ivi_official @khabartv @elarna_tv @omgkazakhstan @tursunovermek

A post shared by XV Eurasia Intr.Film Festival (@eiff.kz) on

Правильный хороший ход с точки зрения репутации, прежние президенты никогда ни за что не извинялись. Однако сдается мне, что дело не в «неожиданных» аншлагах, а в том, что организовать большее количество залов, видимо не было времени или средств. Или и того, и другого.

Спору нет, алматинский культурный поток зачастую считает, что аудитории в столице нет. Об этом часто и открыто говорят устроители разных открытых лекций известных людей или кинотеатры, прокатывающие редкие программы и оцифрованные спектакли. Но не предполагать, что в разгар летних отпусков охочие до халявы астанинцы, которые забивают залы даже на показах фильмов Бергмана (знаю т.к. модерировал их в 2018-м) не ломанутся на «Евразию» − это попытка сохранить хорошую мину при плохой игре.

Вот и выходит, что трудный подросток с одной стороны просит «заметьте меня, полюбите», а с другой лупит палкой тех, кого просит, не позволяя приблизиться. Практические все от первых лиц фестиваля до последних и в кулуарах и вполне открыто говорили о том, что сделать хороший фестиваль за месяц крайне трудно. А судя по тому, что бюджета не было ни на звезд (может и к лучшему), ни на гостей, чей КПД выше, чем у Дюжева и Озчивита, ни на большее количество залов и показов – не хватило фестивалю и финансирования. И вот здесь я позволю себе вопрос, ради которого все и затевал. Адресован он может быть и команде фестиваля, и Центру поддержки национального кино и Министерству культуры и спорта.

Как так вышло, что главный кинофестиваль страны оказался настолько никому не нужен, что за него взялись лишь за месяц до начала, не имея даже должного финансирования?

Ермек Турсунов на закрытии пошутил, что главным пунктом сметы стали расходы на алкоголь для казахстанской делегации. Что ж, хоть кому-то было весело. Снова попытка сгладить углы. Может в Центре поддержки национального кино знают, отчего это самое кино в этот раз так слабо поддержали?

Впрочем, глядя на результаты фестиваля, кажется, что в главном нашему кино уже помогли. Можно было бы пуститься в подробные разборы судейских вердиктов, но это дело неблагодарное – ни один фестиваль не оставляет зрителей довольными итогами на 100%. На Сицилии говорят: «богатства должны оставаться в семье». Так и вышло. Гран-при ушел «Тренингу личностного роста». Фильм хороший, но, по-моему, не лучший в программе. Конечно, когда у вас в конкурсантах победитель Канн – «Паразиты», трудно говорить о равных весовых категориях. Так может стоило таких тяжеловесов в «Особый взгляд» перевести? Но тогда азиатская премьера выйдет смазанной, да и не по статусу фильму такое. Словом, спорных моментов достаточно. Мне, например, очень жаль обделенную вниманием картину «Возвращение домой» − равнять Алиева со Звягинцевым еще не значит оценивать.

View this post on Instagram

"Возвращение домой" (основной конкурс. реж. Нариман Алиев). Фильм превзошел мои ожидания. Если попытаться подобрать ему точную метафору, то можно сказать, что он похож на затянувшуюся семейную ссору: в нём совершенно ненавязчиво то и дело всплывают болезненные вопросы, которые отправной точкой ссоры никогда не являлись. Так историю отца и сына, везущих на родину тело погибшего сына/брата насыщают темы межнациональной розни, межгосударственной вражды, потери чувства родины, наконец, отчуждения близких людей. Преодолением этого самого отчуждения как раз и занимается фильм, его создатели и герои. Молодой режиссёр все подаёт очень деликатно: не спекулирует на "жареном", не педалирует злободневное и не морализаторствует. Он тонко даёт понять, что реальность, насыщенная подобными злыми противоречиями, сделала героев теми, кто они есть, заставила действовать вопреки ей — ради того, во что верит каждый из них. Это я назваю мастерством — умение создать внятный исторический контекст, не превращая фильм в аттракцион трендов, потребных фестивалям. Фильм прекрасно сыгран — попадание актёров в типажи и их органика радуют глаз. Прибавьте к этому мощную драматургию и вы получите историю абсолютно конкретную и абсолютно экзистенциальную одновременно. Финал картины — один из лучших драматичемких финалов, что мне доводилось видеть. Даже у такого цинника, как я, ёкнуло. Посмотрите, если представился случай. Теперь советую. ———————————————————- #жилбылрежиссёр #8фестивалит @vosmerka.kz @eiff.kz

A post shared by Евгений Лумпов (@eugenelumpov) on

Однако повторюсь, смысла спорить нет. Обращу только внимание на то, что из 15 фестивалей «Евразия» «в семье» оставляли главные награды целых 8.


XV МКФ «Евразия»

Гран-при – «Тренинг личностного роста» (реж. Фархат Шарипов)

Сюда же, наверное, можно отнести и Гран-при за лучший короткометражный фильм. «Светлые дни» (реж. Мария Хабулл, Китай) – картина о казахской семье, которая в 2006 году живет в маленьком уездном городке на севере Синьцзяна. Наш человек!

XIII МКФ «Евразия»

Гран-при – «Оралман» (реж. Сабит Курманбеков)

Лучший короткометражный фильм – «Ит» (реж. Мейиржан Сандыбай)

XII МКФ «Евразия»

Лучший короткометражный фильм − «Луч утренней зари» (реж. Дархана Тулегенова)

VII МКФ «Евразия»

Гран-при − «Перед грозой» (реж. Сано Синдзю и Ерлан Нурмухамбетов)

V МКФ «Евразия»

Тут прямо урожайный год, поскольку на фестивале был международный конкурс центрально-азиатских игровых полнометражных и короткометражных фильмов (2007-2008 гг.).

Гран-при − «Прощай, Гульсары!» (реж. Ардак Амиркулов)

Гран-при за лучший короткометражный фильм – «113-й!» (реж. Талгат Бектурсынов)

И до кучи!

Приз за лучшую режиссерскую работу − «Вдвоем с отцом» (реж. Данияр Саламат)

Приз за лучшую режиссерскую работу короткого метра – «Бахытжамал» (реж.  Адильхан Ержанов).

Приз за лучшее исполнение мужской роли – Бахытжан Альпеисов за роль в картине «Вдвоем с отцом» (реж. Данияр Саламат)

IV МКФ «Евразия»

Гран-при конкурса Центрально-Азиатских и тюркоязычных стран – «Стриж» (реж. Абай Кулбай)

III МКФ «Евразия»

Именно в этом году наряду с основным конкурсом кинофестиваль начал проводить Центрально-азиатский конкурс.

Гран-при центрально-азиатского конкурса – «Записки путевого обходчика» (реж. Жанабек Жетыруов)

Первый МКФ «Евразия»:

Гран-при за лучший анимационный фильм – «Остров дракона» (реж. Гани Кистауов и Жакен Даненов)


8 фестивалей из 15. Иногда по несколько призов. А мы хороши! Многие из картин-победителей мне нравятся, со многими наградами я согласен. Но может надо и о качестве фестиваля думать, чтобы его закоренелые проблемы решались, а не просто награды раздавать?

Например:

  • Канули в лету конкурсные программы для анимационных и документальных фильмов. А ведь были в 98-м! И если не в прежнем формате, то, можно взять за пример европейские фестивали: «Унесенные призраками» Миядзаки брали «Золотого медведя» в Берлине, а «Фаренгейт 9/11» Мура – «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах. Значит, были в конкурсах, были на равных.
  • Игнорируются технические номинации, для которых на многих статусных фестивалях существуют специальные призы. У нас же специальные призы – это призы тем, кто до главных не дотянул.
  • Фестиваль практически перестал открывать новые имена. На заре своей, помнится, он не раз помогал соседям – кыргызским кинематографистам. Может и землячество, но дальнейшие международные фестивали показали, что это были действительно новые большие имена.
  • Наконец, пора бы начать бороться за мировые премьеры. Без этого класс фестиваля никогда не повысится. Сегодня даже казахстанские режиссеры не хотят устраивать премьер дома, ибо статус фестиваля недостаточно высок. Так может пора работать над ним?

…На «Евразии» тем временем премия NETPAC, что вручается для продвижения азиатского кино, уходит «Дылде». Очень логично. Был, как мне кажется, был и более подходящий для этой награды кандидат.


На уже упомянутой пресс-конференции, Ермек Турсунов подчеркнул: «от предстоящего фестиваля мы ждем определенных результатов: нацелены на продуктивный обмен опытом с иностранными кинематографистами, заключение соглашений о сотрудничестве и обсуждение новых совместных проектов». Встречи были, соглашения – тоже. И тут вступает в дело правило второго фильма. Как известно, если первый фильм хорош – могло повезти. Плох – могло не повезти. А вот второй фильм показывает, что из себя представляет режиссер и куда он движется. Так что посмотрим, что явит нам «Евразия-2020», если конечно этот трудный подросток снова не сменит семью.

А пока у семи нянек дитя без глазу…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *