РОЖДЕНИЕ КИНЕМАТОГРАФА

ДИАНА ИСЕНОВА.

Близится самый ожидаемый праздник всех кинематографистов! И в преддверии Международного дня кино (28 декабря) я предоставляю вашему вниманию рецензию на фильм, который стоял у истоков зарождения нашего с вами любимого седьмого искусства.

Назвать самую успешную работу Дэвида Уорка Гриффита «Рождение нации» просто фильмом даже немного обидно. Я бы назвала эту картину «киноэпопеей», уж настолько мощной она мне показалась. Забавно, но этот мега-фильм был снят аж 100 лет назад, в 1915 году, и признаюсь, для своего времени работа оказалась весьма впечатляющей. Уже тогда он всеми доступными средствами киноязыка не просто общался со зрителем, а пленил его и держал в напряжении. Но об этом подробнее чуть позже.

«Рождение нации» безусловно сравнивается с «Унесенными ветром», и мне даже кажется, что сценарий Гриффита был некоего рода первоисточником для Маргарет Митчелл. Но истории все равно разные, хоть и обжиты в одной эпохе.

Сюжет нам рассказывает о судьбах двух дружных семей: Кэмеронов и Стоунменов. До войны детям выпадает шанс повидаться и успеть влюбиться, после чего, конечно же, наступает гражданская война. Параллельно любовным линиям, Гриффит очень грамотно и постепенно развивает историко-политическую линию. Данные из этого фильма могут восполнить незнания истории Соединенных Штатов. Тут и инсценировка убийства президента Линкольна, и зарождение движения «ку-клукс-клана», и восстание рабов и война. Сплетение всех этих историй повествования между собой превращается в полноценную экранизацию целого романа. Уже отсюда можно сделать вывод о том высоком уровне драматургии, коим обладал режиссер век назад.

Если Митчелл, романтизируя историю, больше внимания акцентирует на героев и раскрытие их характеров, то Гриффит весьма жестко раскрывает нам и героев и историю страны.

Это еще не все. Сильнее всего меня удивила съемка и тот самый знаменитый «гриффитовский монтаж». На удивление статичная камера столетней давности выдает нам весьма четкую картинку. Такое матовое изображение лиц людей, особенно в крупном плане никак не могли оставить мое неподготовленное сознание в покое. От качества идем дальше.

Построение кадра.
Немое кино, в силу влияния на него в свое время театра, очень много перенесло в кадр из постановок. И в «Рождении нации» это заметно не вооруженным глазом. Кадры собраний в конгрессе, балла, войны и любые другие кадры общего плана просто насыщенны действиями. На переднем фоне зритель видит главное действие, именно то, на которое обращается основное внимание, будь то прием Линкольна или танцующие пары, но в то же время на заднем плане также происходит действие, которое дополняет кадр и делает его максимально живым. Вот здесь театру надо отдать должное и сказать спасибо. Но есть моменты, за которые я бы не благодарила. Это актерская игра. В сцене погони в лесу за девочкой, в кабинете у мулата героини ведут себя неестественно, и чрезмерная артистичность и жестикуляция (махи руками, опрокидывание головы), присущая театральным актрисам даже раздражали. Но это было время немого кино. Оно только становилось на ноги. Потому я простила себе эти замечания.

Великая операторская.
А вот работа камер показалась мне весьма футуристической для начала 20-го столетия. Запечатлевать одного действия с разных ракурсов, а потом при монтаже перебивать эти разные ракурсы другими действиями оказалось очень приятным моему, современному глазу. Но стало интересно, как на это отреагировали зрители того времени, привыкшие в статичной последовательной картинке? Вот в таких сценах (изображение боевого действия на поле с разных углов) я стала понимать, почему Гриффита называют отцом кинематографа. Чуть позже режиссеру, наверное, надоела неподвижная картинка, и он решил снимать в действии. Так, мы увидим сцены бегущей лошади с мордой на крупном плане, и движение кавалерии «ку-клукс-клана» прямо на зрителя. Я даже больше, чем уверена, что зритель, как и при Люмьеровском поезде испугался приближения стада лошадей в белом. Такие сцены явились новаторскими способами общения со зрителем с помощью камеры.

Еще пару слов о гении Гриффита.
Параллельный монтаж.
Прежде я наблюдала монтаж такого рода в разных фильмах и не раз. Но когда видишь самую первую работу, это уже совсем другие ощущения. Я будто наблюдала рождение кинематографа и восторгалась. Режиссер подошел к процессу как художник с головой на плечах, и собрал не просто картинку, а целую историю с саспенсом и катарсисом. В «Рождении нации» есть много сцен, в которых нарастает ощущение саспенса благодаря параллельному монтажу. Гриффит, конечно же, не осознавал, что творит историю. Так, например, сцена поиска младшей сестры в лесу: зритель знает, что девочке грозит опасность и переживает за нее и брата, а параллельно старший брат только узнает об опасности и начинает ее искать. Нарастание ощущения тревоги в этой сцене очень будоражит зрителя. Или сцена с хижиной в пустыре. Зрителю так же дали знать о приближении «ку-клукс-клана», но герои внутри хижины продолжают отчаянно сражаться с беснующимися рабам снаружи. Такая завороживающая игра со зрителем просто не дает оторваться от экрана. Это еще раз подтверждает силу режиссера.

Рыцари «ку-клукс-клна» и мерзавцы рабы.
Одним из непривычных фактов для меня стало то, в каком свете здесь изображены представители «ку-клукс-клана» и рабы. Если зритель хочет порыдать от истории вроде «12 лет рабства», то это не для них. В фильме рассказывается о том, что же такое всеми ненавистный «ку-клукс клан» по мнению режиссера, и для чего он был создан. «Рождение нации» показало и будто бы объясняло ‒ «белые» хотели защититься от беснующихся и неграмотных «черных», потому и создали эдаких крестовых рыцарей. В фильме даже идет упоминание о крестоносцах.
В противовес этому, рабы изображены с менее привлекательной стороны, и даже вызывают мерзость и отвращение. Они представлены как обезьяны, которым дали власть, а те, не зная что с ней делать, решили просто идти по головам и наглеть. Накрашенные актеры выглядели неестественно и это придавало немного уродства образу, что усиливало эффект неприязни.
Фильм был снят во времена, когда рабов формально уже не существовало, но социально они находились в подчинении. Мне даже показалось, что Гриффит создал картину для «белых».
Отсюда вытекает вопрос: как отреагировали афроамериканцы на такое положение рабов в «Рождении нации»? Исторические факты утверждают ‒ фильм возмутил большую часть «цветных народов», во Франции его вообще запретили, зато в правительстве США он был обязателен к просмотру.

Заключение.

Дэвид Уорк Гриффит сделал просто ошеломительный прорыв в киноиндустрии. «Рождение нации» стал не только коммерчески успешным, но и остался как огромнейшая библиотека для всех киношников. Самым сильным, что выделяет этот фильм из всех в истории, является удивительная и смелая игра со зрителем. Это общение с публикой ранее никому не доводилось воплощать в реальность. И не забуду напомнить ‒ это немое кино. Вся связь действия держится исключительно на киноязыке. Это просто удивительная жемчужина посреди океана бесполезного кино. Возможно поэтому, после просмотра, во мне, киношнике, остались только теплые чувства, и даже некоторое наслаждение, несмотря на всю драматичность истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *