Особенности отображения темы одиночества в современном казахском игровом кино

АЙГЕРИМ АБЫЛХАНОВА.

Одиночество преследует человека на протяжении всей его истории. В наши дни оно стало социальным бедствием, настоящей болезнью общества. Попытки философского осмысления этого феномена также имеют очень давние традиции.

Тема одиночества пришла в отечественный кинематограф не сразу. Самые первые ростки ее пробивались на экраны советского кинематографа. Ярким примером могут служить фильмы «Алдар Косе», «Выстрел на перевале Караш», «Следы уходят за горизонт», «Меня зовут Кожа», «В одном районе». В казахском игровом кино советского периода, на первый взгляд невозможно обнаружить тему одиночества героев. И этому факту есть объяснение. В советское время человек был частью общества, партии, семьи, всегда находился в социуме, не предполагающем никакого разлада, тем более разложения. Но, тем не менее, тема одиночества имела свойство проскальзывать в казахском советском игровом кино. При этом следует отметить, что герои советского периода сохраняли свою целостность и полноту. Чего невозможно сказать о героях современных.

По словам киноведа Бауыржана Ногербека «в ряде фильмов так называемой «казахской новой волны» кинематографический герой асоциален, он как бы добровольно выпадает, уходит из окружающей действительности, дистанцируется от реальности. Авторами акцент направлен на внутренний мир героя, объективный внешний мир живет сам по себе. На экране главный герой-персонаж как бы «отключен» от действительности, он не участник, не игрок, а пассивный наблюдатель. Общее в авторских фильмах «новой волны» – отстраненность от героя». «Казахская новая волна» демонстрирует тему одиночества, приобретая более смелый характер. Серик Апрымов и Дарежан Омирбаев открыты в демонстрации этого «нового характера».

С приходом «авторского кино» одновременно приходит и ярко выраженный почерк, который безошибочно демонстрирует всю серость и пресность реальности. Тема одиночества начинает занимать твердые позиции. Уже нет доброго альтруизма, которым всегда славились казахи.

Как пример ‒ фильм Эмира Байгазина «Уроки гармонии» (2013 год), который как раз о том, как альтруизм вытесняется из человеческого сознания, оставляя в запутанном состоянии все внутренние переживания, которые уже невозможно распутать. Остается лишь поддаться тому, что  происходит с главным героем. Главный герой – подросток, живущий в ауле. С самого начала фильма он представляется изгоем для общества, над ним издеваются сверстники. Все отворачиваются от него, перестают замечать, и здороваться с ним. Атмосфера фильма вызывает тошнотный эффект, по своим ощущениям, это именно те чувства, которые испытывает на протяжении всего фильма главный герой. Режиссер использует определенные приемы и детали, на которых он акцентируется и тем самым вовлекает в уже нездоровый мир подростка. Тараканы, которых тот ловит, а потом, отдает на съедение ящерам, имеют определенную силу воздействия. Скорее всего герой чувствовал себя этим самым мелким никому не нужным тараканом, у которого безжалостно отрывали конечности, и которого сажали на так называемый электрический стул.

Сказать, что кино Байгазина задевает – значит, ничего не сказать. Каждая сцена сделана со смыслом, а градус эмоций накаляется равномерно от начала до конца. Уже в самом начале зрителя ждет шок ‒ эпизод с разделыванием барана. И эта сцена ‒ ключ к раскрытию главного героя. Прямым текстом вскрываются те проблемы, о которых у нас не принято распространяться. Будь то школьный рэкет, или беспредел со стороны правоохранительных органов. Но это лишь фон и скелет этого произведения. То, что спрятано за этим фасадом гораздо глубже и серьезнее.

«Уроки гармонии» – это попытка поговорить со зрителем о том, что мы теряем. Это обращение к современному обществу. Мы все учимся жить в гармонии, но у всех эта гармония разная.

Благодаря школьной программе и реалиям жизни герои быстро усвоили урок выживания по Чарльзу Дарвину: «Деньги, пища и энергия – три неразрывно связанных субъединицы основы нашей жизни». И у того, кто сильнее, этих жизненно важных элементов намного больше. В атмосфере тотальной жестокости, несправедливости и циничности простые детские радости, первая юношеская любовь, дружба, понятия морали легко уходят на второй план. Аслан был очень одиноким подростком. Его не только не принимали ровесники, он рос в семье, где была только бабушка, которая в моральном плане была очень далека от него, между ними была пропасть. Образ семьи, мягко говоря, был неполноценным. Закрываясь от окружающего мира, герой уходит глубоко в себя, к огромному сожалению уже безвозвратно.

С первых кадров режиссер часто показывает его одного, идущего по степи. Он даже не реагирует на этот мир, так как мир не реагирует на него самого.

Этот фильм печален не только по своему сюжету, но и по самому посылу для зрителя: все показанное есть факт, к которому уже начинает привыкать общество.

Тему одиночества можно увидеть и в фильме Серика Апрымова «Бауыр» (2013). Этот фильм о трех поколениях. Старшее постепенно исчезает, не успев оставить следа, который мог бы заложить достойный фундамент. Среднее словно отсутствует вовсе. Младшее поколение представлено маленьким мальчиком Еркыном. Он как последняя надежда всего казахского народа. Нация, в которой все строилось вокруг семьи, вдруг теряет свои ценности. В желании жить по-новому утрачивает свое истинное лицо. Еркын похож на гадкого утенка, оказавшегося на необитаемом острове, вроде рядом есть люди, но они говорят, чувствуют и живут другим миром. Не смотря ни на что, он находит в себе силы выстраивать свое новое маленькое общество. В качестве метафоры ему помогают кирпичи, которые он сам изготавливает и продает. Через него режиссер как будто напоминает казахам, что они всегда жили по своим правилам, но оглядываясь на мнение соседей и окружающих. Поддерживая друг друга во всем, объединяясь в одно целое. В процессе разговора режиссера со зрителем мальчик обретает более благородный образ, перестает быть «гадким утенком». Герой ищет решение внутри себя, чем укрепляет свои позиции в глазах зрителя.

Он безысходно одинок. Его одиночество – это способ всецело погрузиться как раз в ту среду, в которой он в поисках справедливости и становится одиноким. Его образ очень целостный. Он потерян для общества, но не потерян для самого себя.

Важным шагом в истории казахского кинематографа, по мнению Гульнары Абикеевой становится зарождение «Партизанского кино». ««Партизанским», ‒ утверждает кинокритика, ‒ оно названо потому, что противостоит буржуазному во всех проявлениях: патриархально-буржуазное в исторических фильмах, гламурно-буржуазное в коммерческих, идейно-буржуазное в идеологических».

«Когда наше кино начнет размышлять о нашей действительности – задавать  не отвлеченные философские вопросы в расхожем жанре притчи, а реальные, конкретные, эмпирические вопросы? Мы устали от буржуазной мелодрамы, которая выглядит как пир во время чумы», ‒ пишут в своем манифесте участники партизанского движения.

По их словам, цель нового творческого объединения заключается в том, чтобы породить новое направление энтузиастов, которое «всколыхнет воды застоявшегося болота». Правила просты: «партизанское кино» снимается без денег, из чувства протеста против старого лживого буржуазного ширпотреба.

После просмотра фильма Адильхана Ержанова «Хозяева» невозможно сразу понять, кто сошел с ума –  зритель или создатели фильма. Позднее приходит понимание, что это всего лишь попытка провести параллель между кино и реальностью.

Все события строятся вокруг семьи, которая оказалась чужой в родном ауле.  Братья и сестра больше не хозяева в собственном доме. Все против них, и даже сама власть бросает их на произвол судьбы. Когда старший брат пришел подавать заявление на своих соседей, режиссер очень четко показал представителя власти. Открытое маленькое окошко, в котором не видно лица человека, лишь часть его галстука и воротника костюма. Этот момент был очень сильным по своему посылу: с людьми разговаривал не представитель власти, а человек, запрограммированный как робот. Нет ни сочувствия, ни, тем более, сопереживания. Диалог проходит сухо, быстро и бессмысленно. Такова реальность, и чтобы продемонстрировать ее необходимо иметь смелость и даже наглость.

В интервью с Константином Козловым Адильхану Ержанову был задан вопрос о  фильме «Хозяева». На что он ответил: «Любая картина, которая вызывает даже острую негативную реакцию, заставляет реагировать – и это уже хорошо. В этом плане я считаю, что «Хозяева» – кино, которое очень необходимо нашему обществу».

На первый взгляд создается ощущение, что герои этого фильма в принципе не могут быть одинокими. Но вывод лежит не на поверхности, а намного глубже реальности. Эта семья одинока по тому принципу, что буквально выброшена из нормального общества. Она вброшена в мир грязи, путаницы, человеческой бездушности.

К категории «Партизанского кино» относится и фильм «Шлагбаум» (реж. Жасулан Пошанов, 2015 год). Это картина о социальном расслоении казахстанского общества и двух параллельных мирах: бедном, в котором мыкаются по съёмным квартирам, вовремя не получают зарплату, и могут быть избиты до полусмерти. И богатом, где единственной заботой обеспеченного сынка становится студенческий доклад, который он все никак не может подготовить. Между этими мирами непреодолимая пропасть, которая в фильме визуализируется в шлагбаум у парковки элитного жилого комплекса. Охранник Рауан должен следить за тем, чтобы шлагбаум бесперебойно работал, пропуская дорогие машины то в одном направлении, то в другом, а Айдар – сын нефтяника и представитель «золотой молодёжи» все время натыкается на этот шлагбаум, когда выезжает из дома.

Несмотря на то, что фильм снят с минимальным бюджетом, он успевает впечатлить: уверенная режиссура, эстетская форма и задевающий за живое сценарий, который так похож на жизнь. Правда, безоговорочной симпатии почему-то не вызывает ни один из героев – ни богатый-сынок, преступления которого оправдают в любом случае, ни его оппонент – представитель так называемого народа.

Зритель видит героев в те жизненные моменты, когда у каждого из них появляются проблемы, и когда они находятся на грани нервного срыва. Рауана из-за конфликта с пьяной постоялицей ночного клуба увольняют, а затем жестоко избивают. Тренер по боксу не включает его в состав команды, отбывающей на соревнования. К тому же он и брат остаются выставленными на улицу хозяйкой съемного жилья. У Айдара свои проблемы – под вопросом учеба в Англии. Есть конкуренты среди студентов, а он не успевает сдать в срок задания строгому преподавателю-иностранцу.

На пике этих проблем конфликт между молодыми людьми достигает кульминации. Рауан из-за вереницы жизненных неудач вымещает зло на подъехавшем к шлагбауму Айдаре, который по обыкновению нервно сигналит. Он жестоко избивает сына олигарха. Тот идет домой, берет отцовское охотничье ружье и убивает охранника, спящего в будке.

Концовка фильма показывает, как отец-олигарх «вытаскивает» сына из тюрьмы, используя связи и деньги. Что снова наталкивает на мысли о полном копировании реальности современного человека.

Возникает вопрос, кто же в этом фильме является одиноким? Ответ весьма банален и прост. Одиноки все: сын олигарха, охранник, и, разумеется, маленький мальчик, который остается в финале один, без старшего брата. Сын олигарха, не смотря на свое внешнее сверхблагополучие глубоко несчастный человек, которому явно не хватило внимания в детстве. Отсюда злость на жизнь и свое окружение. У него было все: деньги, хорошее образование, элитное жилье, в котором он жил совершенно один. Не хватало самого главного ‒  внимания, теплоты и любви. Как следствие ‒ огромное желание стать таким же значимым как отец, чтобы, тот, наконец-то обратил на него внимание.

Представитель низшего слоя, Рауан был борцом. Причем во всех смыслах этого слова. Он не жил, а старался выжить. Его жизнь была похожа на жизнь маленького животного, запертого в клетке, выхода из которой нет вообще. Он противопоставлен всему миру. Его борьба ломает его изнутри, он не способен продолжать ее, но и проиграть тоже не в силах. На его плечи легла участь заботы о младшем брате. И с этим он так же не в состоянии справится, суровая реальность отбирает у него все, что есть, включая, в итоге, и жизнь. Этот герой, выступает как отдельная единица общества, в социуме ему не хватает места.  Поэтому можно смело говорить о том, что он одинокий человек, в моральном понимании этого слова.

Делая выводы о том, каким является современный герой казахского игрового кино приходит понимание того, что он теряет самого себя. И даже не пытается найти этому особого оправдания. Герои очень слабы по своему духовному состоянию. Они не переживали какие-либо глобальные катастрофы, или, например, войну, но они уже успели стать уставшими от жизни людьми. Нет крепкого духа, и моральной несломленной силы.

Современные герои казахского игрового кино уже начинают привыкать к такому чувству, как одиночество. Это чувство разрастается на экране. И этому есть свои оправдания. «Партизаны» заговорили о реальности, и вот вам реальность – одиночество человеческого сознания, в мире, где каждый сам за себя. Тут выживает сильнейший, но даже этот сильнейший никому не нужен.

«Сегодняшние проблемы казахского народа логично вытекают из разрушительного влияния советского периода на его психологию и общее состояние, ‒ считает политолог Серик Бельгибай, ‒ Главная из них – отсутствие единства, общих целей, объединяющих ценностей. То есть ценности есть, но они где-то скрыты, не приобрели важности для всего народа, не осознаны. У прежних казахов была общность, в которой они знали свое место. Это жизнь в родовой системе, обязательства по отношению к своим сородичам. Вся культура была пронизана этой логикой, из которой проистекали все остальные ценности, в том числе чувство собственного достоинства, гордость и т.д. Это единство шло по-возрастающей – от близкого родственного круга к дальнему, затем к родовому объединению на разных его уровнях. Но очень быстро всего этого не стало. Прежняя культурная система была разрушена на самом основном его участке – в родовой системе, объединенной общим хозяйствованием».

В современном казахском кино, безусловно, откровенно демонстрируется тема одиночества. И это симптом серьезной проблемы, которая противоречит всем правилам и устоям казахов. Нация допустила зарождение такого понятия как социально одиночество, лишь потому, что эгоизм, навязанный Западом, влился в человеческое сознание. Это под силу остановить лишь перезагрузкой национальных ценностей. А для этого необходимо вспомнить, кто мы есть на самом деле.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *