Пир за чужой счет

ЕВГЕНИЙ ЛУМПОВ.

То, что казахстанское кино нуждается в серьезной помощи – ни для кого не секрет. Равно как и то, что иногда эта помощь оказывается медвежьей услугой.

Невероятно, но факт: казахстанский кинорынок продолжает интересовать зарубежных продюсеров. Причем в последнее время новости об их наполеоновских планах встречаются все чаще. Некоторые эксперты (или считающие себя таковыми личности) склонны видеть причину этого в назначении новым исполнительным директором «Казахфильма» российского продюсера Владимира Бажина.

Прямой связи тут не прослеживается пока никакой. Во-первых,  Бажина при всем желании не назовешь продюсером и управленцем первого дивизиона. Да, он состоит во всех возможных союзах российского кино, но продюсировал исключительно документальные фильмы и мини-сериалы для ТВ. А во-вторых, не «Казахфильмом» единым жив процесс: частные студии, чем дальше, тем чаще предпочитают решать вопросы без участия большого брата и приглашать варягов самостоятельно.

За примерами далеко ходить не надо: нашумевший в прошлом году шедевр под названием «Весь мир у наших ног»  Саламата Мухаммед-Али выпустила студия «Бес Қару Film», призвав на помощь продюсера из Чикаго Тони Де Леона. Вот уж поистине королевский размах! Де Леон – бывший телохранитель, а ныне еще и бывший  постановщик трюков. Именно владение кикбоксингом проложило ему дорогу в  Голливуд. Здесь – да, он действительно «засветился» в фильмах, круто продававшихся в 90-е на пиратских видеокассетах: «Правдивая ложь» с Арнольдом Шварценеггером, «Специалист» с Сильвестром Сталлоне, «Плохие парни» с Уиллом Смитом. Очевидно, более серьезных навыков и не требовалось для рассказа трогательной истории о девушке-крупье, которая волею судьбы становится снайпером тайной бригады мстителей и гоняет по казахским степям бандитов с лицами полузабытых голливудских стариканов. Как устроитель киношного мордобоя Де Леон вполне оправданное решение, но как продюсер вызывал большие сомнения с самого начала. Впрочем, если послужной список в три с половиной фильма и работа с такими «известными» режиссерами как Альфредо Торелла и Рикардо Ислас это впечатляющее резюме, то да – он идеален для фильма с вечно взрывающимися гелендвагенами, женскими батальонами и слезоточивыми воспоминаниями беззаботного детства.

И после всего этого новость: казахстанский режиссер снимет фильм с продюсером «Крестного отца». Неужто, правда?! Чистая, правда. Мухаммед-Али – новый подопечный Грэя Фредериксона. Тот действительно когда-то приложил руку к культовой трилогии и еще паре фильмов Копполы («Изгои», «Апокалипсис сегодня»), но отошел от дел именитый режиссер (сам ударился в продюсирование) и Фредериксон потерялся как тень в июльский полдень. Последние лет пятнадцать он усиленно скребет по сусекам Голливуда, вбрасывая в малоизвестные проекты малоизвестных режиссеров пыльных звезд вроде Арманда Ассанте. Отчего ж ему в Казахстан-то не съездить, не вложить душу в историю о поэтессе с дивным вокалом, попавшей в интеллектуальное рабство к безумному олигарху из Нью-Йорка? Именно об этом грядущий шедевр.

Грэй Фредериксон

Но если Фредериксон восславит стойкость таланта вымышленного, то Кэри Гранат и Эд Джонсон (о которых вообще нет внятной информации) возьмутся рассказать миру о таланте вполне реальном – Амре Кашаубаеве. Ясное дело краеугольным камнем всей истории станет выступление певца в Париже на EXPO-1925. Сразу понятно, к какому сроку ждать премьеры. Призвала этих инкогнито из Голливуда компания «Moviq» ‒ та, что издевалась над гелендвагенами в «Ограблении по-казахски» ‒ ультрареалистичном фильме о том как «офисный планктон» крадет у китайской мафии 10 миллионов евро. Откровенно боязно за будущий байопик. Имя режиссера еще не озвучено, а безликие продюсеры уже тут как тут. Как и положено, за проектом присматривают «Казахфильм» и Министерство культуры, но памятуя о прошлогодних биографических кинопровалах вроде «Аманата» утешаться этим ну никак не получается.

Впрочем, и это еще не все. Не так давно умы голодных киноделов всколыхнул британский продюсер Кент Волвин, посетивший Казахстан и наобещавший с три короба в одном только интервью нашему «Forbes». На проекты его студии «Superb Films Corporation» уже подписались минкульт и (внимание!) Казахский научно-исследовательский институт культуры. Уровень пиетета зашкалил настолько, что Волвину приписали более ста прокатных фильмов, тогда как авторитетный сайт IMDB не насчитал и тридцати. Но это не так страшно, как планы этого седовласого англичанина. Среди них пара докуметалок об Иисусе Христе, так сказать в рамках дружбы религий, но без сомнения главное – это фильм о Чингизхане. По сюжету, монахи-крестоносцы встречают Темуджина во время своего похода, а путешествующая с ними красотка, влюбляется в него и мучается выбором – помочь ли отбить жену Бортэ у меркитов или же отбить у жены его самого. Далее крестоносцы и монголы идут на меркитов войной… Бред, по-вашему? А вот для Волвина – это фильм в жанре альтернативной истории и судя по всему у нас немало желающих поддержать это начинание. Интересно, Волвин случайно не почитывал у камина труды академика Фоменко? Уж больно альтернативной получается эта вещь! Сумасшедший историк, например, утверждал, что воспетая Гомером Троянская война велась не в XII веке до новой эры, а в XIII веке н.э, и в неё же неведомым образом втиснулись средневековые крестовые походы, предпринятые для освобождения гроба Господня от мусульман. А еще, что Иисус Христос жил в XI веке, был распят в Царьграде и был на самом деле Римским папой Григорием VII. Интересно, институт культуры поддержит такие экзерсисы?

Кент Волвин

Любопытно, что на родине, Волвин всегда делал довольно адекватные вещи. Среди его кинопроектов мировых шедевров, конечно, нет, но фильмы вроде «Нострадамуса» или «Пригоршни праха» вполне себе смотрибельны для вменяемой аудитории. В Казахстан же Волвин привез не бог весть что и сразу заручился не дюжей поддержкой. Он, правда, считает пригласивших его Искендера Сыргабекова и Даурена Толеуханова большими кинопродюсерами, но кто из нас не заблуждался, верно? Пугают не его заблуждения, а наша слепая готовность поддерживать все, что приносит доход и внимание Запада. Только вчитайтесь в еще одну задумку безумного британца: «комиссованный по ранению военврач Ватсон возвращается в 1887 году из Афганистана в Великобританию через царскую Россию. В районе поселения Алмалы и форта Верный он встречается с путешествующим аутистом Холмсом, расследующим убийства банды Джека Потрошителя…».

Не покидает уверенность в том, что у подобных проектов найдется немало зрителей в нашей стране, однако так ли они необходимы как обожаемы уже на уровне замыслов? Разовьют ли они наш кинематограф художественно? Нет. Привьют ли зрителю вкус? Вряд ли. Возможно, как-то ускорят эволюцию зрительского кино? Хотелось бы верить. Складывается стойкое ощущение, что инвестиционная привлекательность казахстанского кинематографа базируется на его всеядности и беспринципности. Всякое внимание со стороны иностранных инвесторов для нас великое достижение. А меж тем особой заслуги нашего кинопроцесса в этом нет. Напротив, «ноги растут» из нежелания самим решать свои проблемы: финансировать толковое кино, воспитывать квалифицированные кадры (в том числе и продюсерские), конструктивно критиковать то, что создается в родных стенах и то, что сливается из-за бугра.

Все эти проблемы давно набили оскомину у тех, кто ими реально болеет, но покуда их решение не будет поставлено на поток ситуация не изменится. Ко-продукция это не есть зло, (да и продюсер продюсеру рознь ведь есть те, кто вкладывается и в хорошее кино), но нужно все-таки отделять зерна от плевел. А пока что весь этот пир напоминает ситуацию с захоронениями радиоактивных отходов – финансово прибыльно, но губительно в долгосрочной перспективе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *