«Моменты просветления»

ЕВГЕНИЙ ЛУМПОВ.

Фильм молодого режиссера Диаса Азимжанова получил приз «Признание» на фестивале короткометражного кино Hollywood International Moving Pictures Film Festival.

Картина «Моменты просветления» рассказывает  о дружбе двух девушек, одна из которых больна ВИЧ. По словам режиссера, посыл фильма несколько сложнее, чем его история, но СМИ почему-то не уделяют этому совершенно никакого внимания.

‒ Диас, давай-ка, с посыла и начнем. В чем он?

Фильм (кроме того, что уже было написано на веб-порталах) затрагивает тему суицида. Одна из главных героинь (Элли, эмигрант), можно сказать, обвиняет себя во всех бедах, свалившихся ей на голову, и подумывает наложить на себя руки, так как не видит другого выхода. Отсюда и вытекает посыл: люди, к сожалению, иногда склонны игнорировать проблемы других, порой даже близких. А ведь многие суицидальные случаи могли быть предотвращены, если бы человека просто послушали в тот момент, когда ему действительно было необходимо внимание.

‒ Фильм о дружбе, о жизненных ценностях и…о наркотиках, о ВИЧ. Почему именно эта тема стала главной бедой, двигающей сюжет?

‒ Шел 2008 год. Тяжелый период. Многие потеряли работу, включая меня, в связи с лопнувшим пузырем финансовой системы. А ведь у многих были кредиты. Такая  участь постигла мою знакомую. Она призналась мне, что если бы не её сын, у неё опустились бы руки, и, возможно, она спрыгнула бы с моста. Касательно наркотиков и ВИЧ, мне не хотелось, чтобы героиням моего фильма было легко. То есть, была цель поэкспериментировать с поведением протагониста в той или иной ситуации. Мне также было интересно понять, какое влияние человек, практически в тупиковой ситуации, будет иметь на свое окружение. В данном случае, на свою подругу.

‒ Ты не похож на человека, прошедшего ад вроде того, что показан в фильме – как добывал информацию?

‒ Вел исследование в сети. Говорил с психологом Нью-Йоркской киноакадемии, где учусь.

‒ Тяжело ли было актерам, я так понимаю, тоже начинающим, вживаться в роли подобной истории? Как добивался ограники, правдоподобия?

‒ Да. Было тяжело всем. Актёрам ‒ вдвойне. У меня были хорошие преподаватели по работе с актёрами, имевшие опыт работы с Кристоф Вальцем и другими известными актёрами из Европы и США, и по режиссуре. Я использовал некоторые техники по направлению актёров, которые освоил к тому времени. Кстати, режиссеров в NYFA тоже учат актёрскому мастерству. Целый семестр. И никаких поблажек  от того, что мы режиссеры и т.п. С нас требовали то же самое, что и с актёров. Плюс, я окончил курсы актерского мастерства в Алматы под руководством Константина Саркисяна. Весь этот, пусть и небольшой, багаж знаний и помог в работе с актёрами.

‒ Можешь ли ты сказать, что доволен уровнем фильма?

Фильм был снят всего после трех месяцев пребывания в академии. С тех пор прошло больше полугода. Мы не знали некоторых нюансов продакшена тогда. Но в целом, думаю, команда справилась неплохо для того уровня, на котором мы были на тот момент. Так как монтировал фильм я сам, то решил делать перерывы с интервалом в несколько дней, чтобы  каждый раз возвращаться к монтажу с ясным умом и свежим взглядом. Иначе, глаза могли просто «замылиться» и я был бы не в состоянии объективно оценивать игру актёров и кадры в целом. А самой важной и сложной целью было смотреть на историю глазами зрителя.

‒ Как думаешь, не будь ты студентом NYFA картина прошла бы на фестиваль?

Должен признать, на фестивале доминировали англоязычные картины. В NYFA очень интенсивная программа обучения, особенно у магистрантов. Нам дали в руки камеры в первый же день, в буквальном смысле. И каждый из нас, снял 8-9 своих небольших видео за три месяца, плюс мы участвовали в аналогичных проектах других начинающих режиссеров. То есть, практически знания, полученные к тому моменту, конечно же помогли, и продолжают помогать, в создании и продвижении фильма. Но, думаю, для кинофестивалей бэкграунд режиссера и создателей в целом, не является решающим фактором в селекции и оценке картины. Особенно, для фестивалей с фокусом на арт-хаус кино.

‒ Твой приз – «Признание». Как тебе видится самому – кто и что признал?

Возможно, признали искренность фильма. Также мне известно, что некоторые кинофестивали, при просмотре картины, оценивают её и по категории «global impact», то есть её масштаб влияния и то, затрагивает ли фильм социальные проблемы. В данной картине присутствует тематика обеих категорий, хотя и нужно признать, что до «глобального влияния» ей далеко, ибо цель истории была в другом.

‒ Чем учеба в NYFA принципиально отличается от учебы в наших вузах?

Я не могу объективно оценивать и сравнивать наши ВУЗы с NYFA. Я в них не учился. Касательно академии, и в целом, голливудской школы кино, могу сказать, что здесь все хорошо систематизировано. Правда, систематизация требует «жертв» в виде времени, потраченного на оформление многих разрешительных документов, договоров, контрактов. Конечно, я за легальность во всем, но порой, молодые режиссеры просто теряют всякое желание снимать в Лос-Анджелесе после все этой беготни, так как в начале карьеры всем приходится заниматься самому. А если человек из другой страны, то ему сложнее вдвойне. Но в то же время, это закаляет. Также, учитывая, что здесь высокая концентрация людей вовлеченных в индустрию кино, конкуренция практически во всех ее направлениях просто бешенная.

‒ Как вышло, что после учебы на менеджера по туризму, после опыта в блоггинге и модельном бизнесе тебя, в конечном счете, занесло в кино?

В детстве, мне хотелось создавать анимационные фильмы. Но после окончания школы, могу признать, что стал жертвой стереотипного тренда под названием «перспективная специальность», и попал в сферу туризма. Хотя, склонен верить: все что не случается ‒ к лучшему. И полученный там коммуникативный опыт помогает по сей день. Касательно съёмок, все началось с промо-ролика КазНУ, где был большой кастинг, после съемок которого, атмосфера съемочной площадки засела во мне надолго, но я все еще не был уверен своём выборе долгое время. Мне также нравится излагать свои мысли посредством пера, но не всегда имеется желание и время для этого занятия. Возможно «писанина» и привела меня на факультет журналистики, магистратуры КазНУ, после окончания которого, успел некоторые время попреподавать в данном ВУЗе. А в кинематограф решил прийти, чтобы передавать свои мысли не только через перо, но и посредством визуализации. Мне также интересно экспериментировать с человеческой природой в тех или иных жизненных ситуациях, но конечно только в кино.

‒ Если не ошибаюсь у тебя и актерский опыт был? Не мелькнул ли и в своем фильме?

Актерский опыт был и продолжается по сей день, так как режиссеры NYFA просят сыграть в их проектах частенько. Роли в своём фильме пока не было, возможно в будущем.

‒ Можно считать, что премьера состоялась? Будет ли казахстанская и когда?

‒ Была региональная премьера. Калифорнийская. Мировая ещё не состоялась. Буду держать в курсе.

Как думаешь, реакция наших зрителей будет отличаться от реакции зрителей в Штатах?

Поживем ‒ увидим. Но думаю, дело не в местонахождении зрителя. Конечно ментальность имеет значение в восприятии, но все же, фундаментальные ценности идентичны везде, вне зависимости от географии аудитории.

‒ Возможно, об этом еще рано рассуждать, но каким ты видишь свое кино в будущем?

Думаю, экспериментирование коснется не только человеческой природы, но и жанров. Сейчас меня интересуют психологические триллеры с элементами мистики и детектива. И мой следующий проект будет в данном направлении. Финальную версию я сценария завершил неделю назад. Последние два дня мы делали кастинг. Было много желающих, как оказалось, среди местных актеров немало почитателей сплава вышеперечисленных жанров. Скоро мы завершаем стадию пре-продакшн. Сейчас могу сказать, что съёмки будут проходит в августе, в городе Глендэйл, Калифорния.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *