БОРЬБА ИДЕЙ ИЛИ КТО НА НОВЕНЬКОГО В КАЗАХСКОМ КИНО?

ИННА СМАИЛОВА

Что знакового оставил отечественный кинематограф в разрезе последних почти трех десятилетий?

90-е прошлого столетия подарили универсальный изобразительный стиль от «казахской новой волны», ставший фирменным знаком казахского кино. Он используется и поныне. Начало нулевых ‒ сдвиг к коммерческому кинематографу. В итоге, к сожалению, авторское направление трансформировалось в обезличенные картины, кальки мировой популярной продукции. Второе десятилетие нового времени, думаю, оставит след в отечественной киноистории своим независимым от государственных требований андеграундным движением авторского киностиля (Дарежан Омирбаев, Нариман Туребаев, Адильхан Ержанов, Эмир Байгазин). К тем же подводным невидимым течениям национального кинопроцесса, можно причислить сегодня и сейчас пока еще скрытую от большинства работу начинающихрежиссеров.

Интересно, что в век скорости и высоких технологий, наши молодые кинематографисты почти стихийно стали объединяться (интернет сообщества, союзы, ассоциации). Почти виртуально борьба людей переросла в борьбу идей, и доказательством того служат опубликованные на сайтах, в соц.сетях, на страницах форумов статьи, манифесты, дискуссии и даже фильмы. А ведь это в новинку в казахском кино!

И так как моя работа сегодня связана с КазНУИ, а процесс рождения и формирования будущей кинематографии в центре страны проходит на глазах и щекочет мои нервы и страсти, предлагаю всем «разговоры о насущном кино» с этим поколением «Next». С теми яркими ребятами, кто, по моему мнению, формирует собственное, осмысленное отношение к кино и себя в нем в виде новых интересных идей. С теми, кто уже со своими курсовыми работами вышел за образовательные пределы, показал и даже получил награды на отечественных и международных кинофестивалях.

Этим ребятам было предложено ответить на вопросы:

1. Идеи и взгляды на кино. Какую идею я формирую в своих фильмах?

2. Как я хочу выразить свою концепцию через изобразительную форму?

3. Что я скажу или принесу нового в кино, чтобы меня заметили?

4. Какие кинорежиссеры/фильмы формировали или формируют меня?

5. Какие писатели, художники, композиторы?

Но тем они молодые и независимые, что несколько отошли от границ задуманного и предложили свои варианты размышлений на тему «Мое кино».

Кино от Евгения Лумпова

(режиссура документального кино, КазНУИ)

Моя биография:

Родился в один год с «Доспехами бога», «Жертвоприношением», «Синим бархатом» и «Чужими». Видимо поэтому, сформировался как всеядный киноман. Когда Джейн Кэмпион и Чэн Кайгэ ломали напополам «Золотую ветвь» в Каннах, я собирал ранец, готовясь постичь бытие первоклассника, а в год, когда Колин Фёрт получил «Оскар» за художественное заикание ‒ начал постигать бытие первокурсника. Учеба в КазНУИ была частью моего коварного плана побега из Павлодара в Астану.

Столица укрепила мою поступь на пути к режиссуре, а заодно и на пути к тотальному самоедству и хронической мизантропии. Последнее, однако, не помешало мне влюбиться. Восхищаясь правой ногой возлюбленной, я как-то почти случайно снял фильм «Дворик», за который получил приз «Лучшая режиссура» на смотре конкурсе в КазНУИ и 2-е место в номинации «Мое кино» на Фестивале в Мюнхене. Звездой я после этого не проснулся. Все последующие фильмы нещадно сравнивались с «Двориком» и чаще всего проигрывали, хотя фильм «Мангака и телефон» даже получил «Специальный приз жюри» на МКФ «Бастау» в 2013-м. И тут, хвала небесам, я, закоренелый атеист, снимаю «Новый свет», беру с ним несколько призов включая «Золотого Жан-Люка» на МКФ «Киноликбез» в Барнауле и даже второй раз вырываю приз на «Бастау», чем, кажется, немного злю тамошних коллег. С той поры «Дворик» забыт, но появилось новое мерило, и начались новые бои. До планки «Нового света» на «Киноликбезе» в этом году дотянулись сразу две мои картины «Владимир Ленин: Это не всё» и «Игрушки», и на этом шум затих. Как используется это затишье, я не расскажу ‒ режиссерская тайна.

 

Идея и форма моих фильмов:

Основная идея всех моих работ ‒ мир сложнее, чем кажется и от того интереснее, поэтому над моими фильмами желательно размышлять. Как говорил Марк Аврелий: «Всегда спрашивайте себя, что это за вещь, какова ее природа?» У происходящего есть причина. Всегда. У движения есть источник, а иногда и цель. Эти-то зерна сути и важны для меня ‒ найду их ‒ найду ответы на вопросы, которые ставлю перед собой и зрителем. Только поняв суть вопроса, можно апеллировать к уму или чувству. Иными словами ‒ фильм для меня это процесс поиска ответа на тот или иной вопрос о мире, красота которого именно в сложности. Мангака не был геем ‒ он был одержимым автором, в этом суть. Моцарт из фильма «Прислушиваясь к вечности» был гением, но изменилось время, и он стал брендом. Это легко заметить, но сложно объяснить, для этого и нужен фильм-попытка, препарирующий не Моцарта, а тех, кто его сегодня не слышит. «Новый свет» не был указкой на божий свет, как на панацею ‒ он был мозаикой вариантов. Отсюда и неоднозначность трактовки символов, которая не раз оскорбила смотревшее фильм духовенство. Говоря поэтически: один лепесток не красив ‒ красиво их сложное сочетание, образующее цветок. Даже в самой простой истории из цикла «они любили друг друга, но расстались» есть десятки «почему», «зачем» и «как», усложняющих эту самую историю. Был у меня игровой эксперимент с таким названием «Простая история», на втором курсе, кажется. В этом эксперименте иллюстрировалась исключительно фабула: «были вместе – расстались». Рафинированная фабула, лишенная даже диалогов. С киношной точки зрения провальный эксперимент, с лабораторной ‒ успешный, т.к. он показал важность сложности повествования. Мне не свойственно легкое отношение к жизни и это есть суть моего творчества. И в этом мой кайф заниматься им ‒ преодолевать сложность мира, орудуя инструментами творчества.
Эти размышления я стремлюсь провоцировать формой ‒ образами, метафорами, диссонансом изображения и звука. Поэтика моего кино ‒ это не поэтика изображения в чистом виде, но поэтика и формы, и содержания.
Вероятно, желая быть замеченным, я выбрал не самый верный/легкий путь ‒ путь через провокацию зрительской мысли.

Те, кто повлияли на мое творчество:

Мое мировоззрение сформировалось до прихода в режиссуру, и было, вероятно, скомпилировано из интересов больше литературных и бытовых, нежели киношных. Высоцкий, футбол, коллекционирование, Филатов, панк-рок, осенние краски, Замятин, какая-то классическая музыка в одной папке на компе, а еще Д.Лондон, Магомаев, видеоработы Петера Форгача, тяга к заброшенным зданиям и постеры фильма «Терминатор-2». Я ‒ эклектик. Я люблю соединять несоединяемое. В этом я вижу безграничную мощь творчества и все режиссерские  (Пелешян, Параджанов, Ким Ки Дук) и прочие человеческие (Рахманинов, Эйнштейн, Ван Гог) пристрастия проистекают из этой эклектичности взглядов и выборов. Так и живу.

ОТ МЕНЯ:

Работы Евгения Лумпова отличаются особенной изобразительной пластикой, магией превращений, когда один план посредством движения, света или тени сначала рождает смысловой образ, а потом снова с помощью ракурса, поворота, цвета создает новый. При просмотре стараешься разгадать всякую символику загадок. Режиссер, почти каллиграфически неспешно прорисовывает один мазок, в котором скрыта его мысль, потом второй, третий, чтобы в конце, объединяя все свои изобразительные символы и знаки, показать общую завершенность своей идеи. Таковы его – «Дворик», полный утреннего света и расслабона выходного дня, «Новый свет» с темами рождения, взросления и смерти. Такова и новая работа «Владимир Ленин: Это не всё» ‒ глубокомысленно и иронично предлагает юным поколениям свой взгляд на утраченный исторический образ. Поэтика его формы (он и сам поэт – выпущены 2 книги стихов) соединяется со скрупулезностью и продуманностью построения, где каждый кадр – кирпичик финальной смысловой разгадки.

Кино от Мансура Баймухамбетова

(режиссура игрового кино, КазНУИ)

Моя биография:

Родился в маленьком городке Сатпаев, что близ Жезказгана. Отец и мама любили хорошее кино, как и старший брат, поэтому с детства я был невольным зрителем канонических фильмов XX века. В один такой день, отец принес видеокассету с фильмом «Спасти рядового Райана». Фильм оставил глубокое впечатление во мне, девятилетнем мальчике. И на мой вопрос – кто это делает? – отец сказал, что это режиссер. Так я определился со своей страстью и любовью. Со временем пытался поступить в Академию им. Жургенова, но спустя ровно год заполучил образовательный грант в Университете искусств «Шабыт». Три короткометражных игровых фильма, один документальный, и две учебные работы за три года обучения в этом университете. Ни одной награды. Идем дальше!

 

Идея и темы:

Мой взгляд на кино будет формироваться в течение долгого времени. Не разделяю свое творчество на жанры и не классифицирую. Знаю, что хочу попробовать себя во всех течениях этого искусства. Скажем так, мои работы выражаются в стремлении обойти границы, выйти из стандартов, хоть и знаю, что это действия любого студента, которому просто лень варится в границах, что на самом деле полезно. Режиссер должен искусно владеть стандартной формой, а уж затем выходить за грань. Но в той же теме обхода границ с недавних пор, проношу идею о человеке, как узнике своего тела, которое на самом деле, не что иное, как тюрьма. Путь нашего развития, уже довольно давно свернул с правильного направления. Нынешнее направление – материальное, в потакании своему физическому «скафандру». Пока что такие темы и идеи создают погоду в моей голове.

Размышления о форме:

Выражение любой концепции, для каждого моего фильма, влечет за собой приятие новой художественной формы – новые герои, новый мир, новый цвет. Взгляд определенным образом меняется с течением времени и с ростом навыков, но определенным образом, а именно движением «камеры-пера» сохраняется индивидуальный почерк. Я несу смелость в некотором роде, но в определенном количестве, дабы не стать жертвой ярлыка «дурной вкус». Ведь каждые смелые решения, должны быть в дозированном количестве, в этом плане, я иной раз совершаю ошибки. Есть некая уверенность в том, что у меня получится создавать коммерческое кино с посылом и своими мыслями.

Режиссеры, которые на меня повлияли:

На первом курсе огромное влияние на меня оказали работы Вонга Кар Вая и Николаса Виндинга Рёфна, в частности «Драйв» и «Любовное настроение». Я рассчитывал достичь того же уровня недосказанности и наэлектризованного молчания в курсовой работе. Но как это часто бывает первокурсник амбициозен и самоуверен, моя работа нашла не особо большой отклик у зрителей, но я ею доволен. На втором курсе, я был увлечен концепцией французской «Новой Волны» и работами Жан Люка Годара и Франсуа Трюффо, в частности «На последнем дыхании», «400 ударов». Пробудилась некое стремление к экспериментальному кино, где обычные понятия сюжета стерты. В каком-то роде, я смухлевал, создавая несуразные диалоги, которые были, возможно, лишь в рамках создаваемого мной мира. Сейчас своим узнаваемым филигранным и хладнокровным почерком меня вдохновляет Дэвид Финчер, но любимцем с детства остается Стивен Спилберг, поскольку я считаю его виртуозом кинопроизводства, свободно обладающим любой формой кино.

Писатели, художники, композиторы:

Я человек, который в свои 22 года чувствет себя 15-ти летним подростком. Мне не дается усидчивость, поэтому я прочел достаточно небольшое количество книг. Но любимой книгой останется произведение Исая Калашникова «Жестокий Век», хотя я и не вижу отражения этого влияния в своем творчестве. Также очень люблю творчество Герберта Уэллса, поражавшего воображение читателей в XIX веке и Говарда Филлипса Лавкрафта, «отца» жанра фэнтези, но и их штрихи, для меня незаметны, в нынешних работах.

В художественном мире мне симпатизируют работы Рембранта и Эль Греко. Передача деталей и света у первого и насыщенность цвета у второго. В музыке являюсь абсолютным меломаном, и это неисчерпаемый источник вдохновения. При прослушивании той или иной композиции, в зависимости от настроения, картинка и действие рождаются в голове автономно, как и у всех я думаю. Особое место занимают саундтреки, заглавные композиции к фильмам. Такие авторы, как Александре Десплат, Джон Уильямс, Эллиот Голденталь, Трент Резнор и Ханс Зиммер.

ОТ МЕНЯ:

В прошлом году в нашем университете, к сожалению, смотр-конкурс не проводился. Но картина Мансура «Созерцатель» неофициально называлась в числе первых, а у меня – лучшей из студенческих фильмов (кстати, включая то, что видела в «Выборе кинокритиков»). Такая стильная «неоутопия» со странными внешне и хрупкими внутри героями, живущими в странном и воюющем мире, электризует особой пластикой графического изображения. Снимая реальность – режиссер реальность не показывает. Этот серьезный комикс выстраивается во вселенную Мансура с его только улицами, домами, деталями, людьми, отношениями между ними, законами жизни, правилами поведения и понятиями чести. Мансуровскую руку у нас в университете узнают по первому плану, настолько своеобразна его картинка в графике, контурах, очертаниях, отблеске, движении камеры и необычных ракурсах, рождающих даже не сюжет, а настроение происходящего – грусти, печали, радости, борьбы, одиночества.

Кино от АйдосаСейітжана

(выпускник КазНУИ (2015г.), режиссура игрового и документального кино)

Моя биография:

Родился и рос вплоть до достижения совершеннолетия в славном солнечном городе Таразе (он же Джамбул). Рос мальчиком веселым, жизнерадостным и романтичным. Примерив на себя внушительное количество профессий и должностей, в 28-летнем возрасте пришел в кинематограф. С большим наслаждением, проучившись пять лет в стенах КазНУИ, еще больше укрепился в своей любви к кино. Ранние работы «21 осень», «Последний час» были отобраны в основной конкурс МКФ «Звезды Шакена», «Бастау». Курсовая работа третьего курса «Жат» получила «Гран-при за лучший фильм» на смотре конкурсе КазНУИ 2013 года. Работа 2014 года «Шолпан» была приглашена на МКФ Чехии, Армении и Кыргызстана. Дипломная работа «Туган» получила максимальную оценку на экзамене и сейчас рассылается на участие в МКФ.

Моя тема:

Главным побудительным мотивом моего прихода в кино, стала дисгармония человека в современном мире. Отчужденность, непонимание, страх овладели обществом. Мое кино, как считаю, должно в силу своих возможностей помочь разобраться в хаосе окружившим наш мир. Мне кажется, выходом из сложившейся ситуации является очищение от всех форм и видов условностей и предрассудков. Вдохновить человека на поиск его истинного пути, смысла жизни, своих жизненных ценностей, ‒ вот основная моя функция в кинематографе. Ведь снимая фильм, как мне кажется, режиссер в поиске гармонии совершает необходимый ему шаг для обретения своего полноценного бытия. Это и есть часть образа жизни автора, которая помогает ему обрести внутреннюю гармонию.

Изобразительная форма:

Для меня, прежде всего, изобразительная форма должна отвечать критериям эстетики и этики (то есть выразительности и честности автора перед самим собой). Если брать фильм в частности, то здесь форма рождается сама под интуитивным руководством автора (режиссера) фильма. В нем еще на стадии подготовки к фильму рождается носитель духа изобразительного решения будущей картины. Во время сьемок он сам двигает работу. Все больше склоняюсь к тому, что кино, как и сама жизнь, является поэзией в чистом виде, поэтому если называть как-либо эту форму, то она должна звучать как поэтический реализм (не путать с художественным направлением в кинематографе).

Чем я могу поделиться:

Мне кажется, искусство должно создаваться людьми от их переполнения счастьем, движимыми любовью и состраданием.  Через фильмы мне бы хотелось поделиться своими мыслями и состоянием с другими. Много сил и энергии люди тратят на совершенно никчемные дела, вещи и отношения. Человечество запуталось в выдуманных проблемах. Люди перестали видеть и замечать прекрасное, строить искренние взаимоотношения, находить свое предназначение, радоваться жизни. Искусство должно говорить о главном, заставлять человека осмыслять происходящее в его жизни, подвигать на изменения и рост.

Режиссеры, повлиявшие на меня:

Множество режиссеров и легендарных фильмов в разные периоды моей жизни оказывали влияние на формирование понимания того что есть кино, и каким оно должно быть. До поступления в ВУЗ, это были преимущественно советские режиссеры и их работы: М. Захаров («Обыкновенное чудо», «Тот самый Мюнхгаузен»), Г. Данелия («Я шагаю по Москве», «Мимино»), Э. Рязанов («Служебный романс», «Берегись автомобиля»). В первую очередь мне импонировали герои: человечные, искренние, смелые и не очень, но главное подлинные. Эти фильмы были наполнены верой в человека.

В годы обучения в КазНУИ, знакомясь с мировым кинематографом, я был поражен силой, которой обладало киноискусство. Большое впечатление на меня оказали Ч. Чаплин («Огни большого города»), Ф. Феллини («Дорога», «8 с половиной»), Я. Одзу («Токийская повесть»), М. Антониони («Приключение», «Затмение»), А. Тарковский («Зеркало», «Солярис»), Ж-Л. Годар («На последнем дыхании»), К. Ки-Дук («Пустой дом»). Поражала в этих фильмах эстетика кадра (выстроенная композиция, построение мизансцен, важность деталей, образность), способность доносить глубокие мысли и идеи с помощью киноязыка.

Сегодня наибольшее влияние на мои взгляды, на творчество оказывают Д. Кассаветис («Тени», «Женщина не в себе»),  Д. Джармуш («Более странно, чем в раю», «Выживут только любовники»); В. Вендерс («Небо над Берлином», «Алиса в городах»), П. Альмодовар («Все о моей матери», «Поговори с ней»), Н. Бильге Джейлан («Однажды в Анатолии»). Их взгляды на кино, темы и идеи, которые они затрагивают в своих работах, глубоко откликаются во мне. На самом деле этот список гораздо шире, и каждый значимый автор или его произведение оставляет существенный след в твоем понимании, какое кино необходимо снимать.

Писатели:

Ф. Достоевский, М. Чехов, Л. Толстой за их удивительное понимание человека и его стремлений. Э. Хемингуэй, М. Ремарк за их легкое отношение к жизни и разоблачение фальшивых ценностей. М. Ауэзов ‒ за колоссальный талант, сумевший донести до нас жизнь и быт наших предков. Также люблю читать В. Гюго, О. Бальзака, М. Булгакова, Л. Кэролла.

Художники:

Самый любимый Ван Гог за его удивительное восприятие окружающего мира. Л. Да Винчи больше за его универсализм во всем. Микеланджелло за умение передавать красоту человеческого тела. Клод Моне, Ренуар, за нежность и мягкость. Караваджо за реализм и противопоставление света и тени. Гоген за самобытность. Шагал за яркость и фееричность.

Композиторы:

Моцарт и Бетховен за ясность, чистоту, дарящую покой и расслабление.
Композиторы эпохи романтизма — Шопен, Шуберт, Лист, Шуман за энергию, интенсивность и страсть. Современных композиторов, к сожалению, знаю немного. На ум только приходят Э. Морриконе и Нино Рота.

ОТ МЕНЯ:

В 2013 году в смотре-конкурсе КазНУИ фильм Айдоса «Жат» получил Гран-при. Этот фильм поразил тем, насколько умело режиссер может передавать внешний сюжет и внутреннее состояние потерянности героя через продуманность композиционного решения и монтаж двух пространств. Блуждания по городу благодаря плавным переходам от внешнего действия к внутреннему, пейзажным планам, городскому ландшафту, вечеру и ночи, остановкам трансформирует реальность происходящего в почти сюрреалистическое пространство. В результате фильм играет несколькими пространствами и почти по спирали лабиринтов улиц доводит поиски до нужного места – гармонии, существования цельности мира героя с его семьей и его пространством. Стремление к гармоничному и прекрасному чувствуется во всех фильмах Айдоса.

МОЁ КИНО:

В своей книге когда-то я обозначила связь трех поколений в казахской кинорежиссуре от начала независимости. Сегодня понимаю, что уже трудно делить кинопроцесс на поколения, настолько наше хорошее кино (говорю о фильмах, как о произведении искусства, оставшихся в истории) в ближайшем будущем будет индивидуально, а плохое, как раз коллективно. И анализ нужно строить, как раз на персоналиях. Важно, что эти молодые индивидуалисты уже делают свое дело. У них есть своя аудитория, в числе которых и я, потому что «Дворик», «Созерцатель» и «Жат» останутся в числе моих любимых фильмов (отнюдь не студенческих). И эта троица, ну, мне хочется верить, ‒ это часть айсберга, который скоро начнет двигаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *