ВЕЗДЕСУЩЕЕ ЛЕКАЛО

ЕВГЕНИЙ ЛУМПОВ.

Для начала фабула. Жил да был плохой парень. Вел себя соответственно, но вы все равно за него переживали – другого главного героя не дано было. Решил он после дельца завязать, и толи в Шымкенте осел детей растить, толи в Конго уехал копать колодцы. Но идиллия безнаказанности не продлилась долго – пришли за ним еще более плохие парни, и так яро убеждал он их, что «завязал», что всех убил и с блаженной улыбкой отправился в тюрьму.

Знакомая история? Естественно знакомая, а все потому, что это голливудское лекало, и фильмов сделанных по нему великое множество. Поговорим о двух свеженьких, все еще терзающих умы поклонников Джармуша и Алена.

«Ганмен» Пьера Мореля – рафинированный образец режиссерской беспомощности и нелепой ностальгии по тем временам, когда для создания боевика было достаточно парня с оружием в руках. Насколько дерзким был его «13-й район», насколько по-хорошему бескомпромиссной была его «Заложница», настолько же безвкусным и безыскусным вышел «Ганмен», чьим единственным спасательным кругом должен был стать оскороносный Шон Пенн. Но, по иронии судьбы, тот, кто должен был фильм спасти – утопил его, ибо мистер Харви Милк, соглашаясь на роль, видимо руководствовался исключительно желанием показать мускулы, нежели актерский талант, дескать «гляньте-ка, ребята, я могу не только плакс и гангстеров играть, но и мужиков брутальнее некуда!» С таким исходным мотиватором, господину Пенну было бы уместнее оказаться в банде «Неудержимых», где и стиля побольше, и бицепсы покруче, и суровый мужицкий юмор скрадывает все сценарно-режиссерские промахи.

Но, Пенн доверился Морелю и попал в круговорот стереотипов, в фильм, где если он снайпер, то, разумеется, самый крутой, если лучший друг – то предатель, если постельная сцена, то совершенно ничего не значит и не решает в сюжете. Очень напоминает тот фильм с Дольфом Лундгреном, в котором он…а знаете, любой фильм с Дольфом Лундгреном. Он, кстати, до первых «Неудержимых» лет десять прозябал во второсортных боевичках, которых никто в глаза не видел, а теперь вот перезапустил карьеру. И прозябает с удвоенной силой. В них же. Но он-то ладно, драматический диапазон у него не велик, но Пенн? У него два «Оскара» за лучшую мужскую роль, и хоть вы попкорном закидайте Американскую киноакадемию, роли там были отличные! И вдруг Морель! Тренер по физподготовке, вот кто вложил в эту роль больше всего труда, а режиссер наградил главного персонажа только нелепой полуфантомной контузией, которая всегда начиналась строго ПОСЛЕ ожесточенного боя, а до тех пор вела себя также покладисто, как подружка героя. Ничто за весь фильм, (да простят меня поклонники Жазмин Тринка, если таковые существуют) даже новость о том, что ее муж киллер, убивший премьер-министра Конго, не вызвало в ней внятных эмоций.

И с чего тогда им взяться у нас? Морель немного поспекулировал документальными кадрами, немного поигрался в войнушку в Африке, а потом перенес действие в Испанию, единственным признаком которой оказался актер Хавьер Бардем. Зачем? Что, только для колорита что ли? Роль, в которой запоминается только предсмертно-патетическая речь, мог сыграть любой, но режиссер выбрал Бардема, который последние пять-шесть лет после «Бьютифула» катится непонятно куда. Вот так и вышло, что вся надежда была на Шона Пена, а он что же? Суров? Да. Прокачан? Достойно. Играл? Нет, нет и еще раз нет! Он был одним из продюсеров фильма, и что еще хуже – одним из авторов сценария, но никак не смог вылепить из персонажа личность. Джим Террье так и остался персонажем, который сначала киллер, потом прораб, роющий колодцы, а потом снова киллер. В общем, крах драматургии, а в фильме реально нет ни одной перипетии, которая могла бы как-то кого-то раскрыть, повлек за собой крах актерской игры. И если к пресным главным героям мы уже как-то попривыкли, то к пресным антагонистам еще нет. Видимо, «Ганмен» ‒ первая прививка, ибо в нем, тот, кто мог бы оказаться злодеем, как я уже сказал, патетично умер, а реальный источник всех бед нашего плохого парня оказался настолько жалким, что  глубоко безразлично даже имя игравшего его актера.

И все же – это боевик. А значит, помимо скучной злобы и натужных страданий от контузии неясного свойства, мы как минимум, должны были увидеть атмосферу и бои. Идем по порядку. Атмосфера. В поисках тех, кто желал навсегда отвлечь его от копания колодцев, главный герой бессистемно где-то ходит и лазает, что ни на минуту не нагнетает напряжения. Все ровно. При таком раскладе хочешь – не хочешь, а ждешь боевых сцен, как чашки кофе после бессонной ночи. Но и бои в фильме совершенно унылые и не идут ни в какое сравнение с боями дерзкого «13 района» и бескомпромиссной «Заложницы». И ладно бы в одной лишь хореографии было дело, так ведь нет! Камера в этих моментах дрожит так, словно оператор тоже участвует в драке. В итоге непонятно кто кого бьет и как нашему плохому парню удается из раза в раз побеждать.

В итоге приходится констатировать, что все, что должно было «тащить» фильм – режиссура, актерская игра, операторская работа, элементарный экшен – все это провалилось. Спрашивается, о чем же тогда говорить, обсуждая фильм, изрядно поклевавший монет нашего кинопроката? О количестве невнятных действий и шаблонов? Извольте. Почему главного снайпера Африки не убрали сразу по выполнении задания? Каким таким седьмым чувством он понял, что люди идут именно убивать и именно его спустя восемь лет? Какие неоплатные долги толкнули подружку в объятья старого друга? А дальше – она заложник, единственный верный товарищ убит, агенты ФБР добрые и пушистые, и, наконец, если уж действие происходит на корриде, то главного злодея непременно должен убить бык. Ура! Все, что считалось моветоном, вдруг собрали воедино, и получился фильм. Давайте уже на чистоту – не получился. Морель взял голливудское лекало и вырезал по нему весь сюжет от заказного убийства до тюрьмы.

Так что же его подвело? По-моему желание повторить былые успехи. В частности успех «Заложницы», где тоже делалась ставка на стареющую звезду, сухость повествования и резкость действий. Увы, молния дважды в одно дерево не бьет. И уж если вы реально собираетесь снимать новое кино, то хотя бы берите лучшее от прежнего опыта. Занятный факт, в 1982 году романа Жана-Патрика Маншетта «Позиция для лежачего стрелка», который лег в основу «Ганмена» уже пытались экранизировать. Режиссер Робин Дэвис сделал фильм «Шок» и он был таким же провальным как его потомок. Удручала там даже актерская игра, и это притом, что одним из коммерческих ходов фильма стало воссоединение после десятилетнего перерыва экранного дуэта Алена Делона и Катрин Денёв. Оплошал оба. Поневоле задумаешься: а может все дело в неудачном романе?

Нет, друзья, все дело в лекале, и пока Пенн и компания пожинают плоды, мы давайте обратим свой взор на родные кинопросторы.

Благо есть «ганмены» и в родном отечестве! Экраны параллельно терроризировал «Рэкетир-2». Помните фабулу? Плохой парень ушел на покой, но к нему пришли парни похуже, и он убил их и сел в тюрьму, демонстрируя, как туго «завязал». Есть лишь один нюанс: то, что Морель и ему подобные делают за один фильм, Акан Сатаев со страстью турецкого сериала растянул на два. Преступления остались в первой, а наказания – во второй. Вышло крайне неубедительно и совершенно неинтересно. Многие из вас помнят первую часть – пересказывать не буду. Напомню лишь, что в ней, хоть она и была скроена по лекалу российских криминальных фильмов, нашлось немного места для режиссерских решений, национального колорита и пары-тройки недурных баталий. Вторая часть все это предала забвению. (Вспоминается «Бригада 2: Наследник») Критика в адрес «Войска Мын Бала» ничему Сатаева не научила – он продолжил плестись в сторону гламура и по дороге растерял и режиссерские решения, и национальный колорит, и даже баталии. Достаточно будет сказать, что в первой половине фильма (половине, Кайл!) ничего не происходит. Абсолютно. У фильма новый герой – младший брат покойного Руслана, который так хочет отомстить, что мотается с дружками на «левые» разборки, «вкалывает» на всезнающего «разводилу», а в итоге влюбляется дочь убийцы брата и катается с ней на лошадках. И все это без малого час – абсолютное безразличие к зрителям и, особенно к адептам первой серии.

Однако в фильме еще есть Саян. Он, естественно, выжил, переехал в Шымкент, детей нарожал, и все бы хорошо, да только повадились ходить к нему люди из прошлого. То, значит, мститель-Була, с предложением присоединиться, то посланники Жана, с угрозами, мол, мстителя не сдашь – тебя добьем. А он только знай себе отмахивается, «не мое дело», говорит. В итоге выходит, что его: мститель оказывается в делах мести совершенно бесполезным, новая пассия отца-душегуба ради него бросает, после чего оба гибнут и добивать Жана приходится все-таки Саяну. Делает он это почти прогулочным шагом, как бы нехотя. Даже врагов бьет лениво и взвешено, ну, а в конце, эпичная фраза про переполнившуюся чашу и с блаженной улыбкой в тюрьму.

Гламурно до нельзя! От популярных брендов вроде «KFC» рябит в глазах. Временами кажется, будто смотришь рекламу, а не фильм, но есть и положительная сторона – точно знаешь, куда в Алматы можно сходить поесть и приодеться. Астане, кстати, тоже досталась минута славы. Столица зацепила второго «Рэкетира» аккурат левым берегом, но этот эпизод никак не повлиял, разумеется, ни на жизнь города, ни на сюжет фильма. Выброси оттуда эти 5 минут – ничего бы не изменилось, но куда же мы без реверансов-то! Спасибо, Акан Каргамбаевич, что без «Байтерека» обошлись!

Трудно, даже из желания поддержать отечественного производителя отыскать в фильме что-то положительное. Режиссуры, повторюсь – нет. По актерской части – не порадовал никто, кроме Фархада Абдраимова (того самого «разводилы»). Да, он ничего нового, запредельного для своего диапазона не выдал, но, по крайней мере смотрелся органично, хотя и являл собой самый что ни на есть стереотипный образ, с претензией на таких крутых персонажей, какие были последний раз в сериале «Клан Сопрано». Мог бы, наверное, порадовать и Саят Исембаев (Саян), благо в первом фильме он был едва ли не самым аутентичным бандитом, но во второй раз ему развернуться не дали. Экранного времени у него кот наплакал, а харизмы на то, чтобы перетянуть на себя акценты, увы, не хватило. Впрочем, Исембаев и не пытался. Играл натужно, словно «мотал» на площадке срок. Оставалась последняя надежда − Жан Байжанбаев, главное зло фильма, но и тут все убил гламур. Бесчисленные кокаиновые дорожки и элитные «интердевочки» превратили Жана в самый клишированный образ современного антагониста. Он бы и рад показать характер, эмоции, может даже нутро своего героя, но, извините, некогда – нужно нюхать и совокупляться. А мог бы случиться прецедент, и наше кино получило бы уникальный образ, но тут уж все претензии, наверное, к Тимуру Жаксылыкову – любимому сценаристу Сатаева, − не прописал, не продумал. То же и с любимым оператором – Хасанбеком Кыдыралиевым – и хочется похвалить, да не за что! Сплоченная команда – это здорово, никто не спорит, но коль уж фильмы разные, стало быть, и делать надо их по-разному.

Сами посудите, было все: деньги, поддержка, а кино не удалось. Что же подвело Сатаева? А все то же − желание повторить былые успехи. И не просто былые, а самые яркие. На чем еще выезжать как ни на старых удачных начинаниях? Тем паче, что сериалы криминальные у нас теперь не в чести, а про фильмы, вроде, никто ничего не говорил. Можно один за одним снимать и за уши друг к другу притягивать. Согласитесь, тяжело снимать третьего «Рэкетира» без второго. И хотя официально о третьей части никто не оговаривался, но чем черт ни шутит? Лет так через десять можно будет снова поразвлечься, а пока снимать сериалы патриотические, про героев войны, как заказывали. Увы, молния дважды в одно дерево не бьет. Расчет фильма был на молодого зрителя – ему и первую часть помнить не обязательно, ему главное, чтоб лавстори было красивое. Пожалуйста, любой каприз! А то, что там прежде какое-то искусство даже проскакивало, так то ошибки все, заблуждения.

Вывод напрашивается сам собой – лекало работает, куда его ни приложи (Казахстан, Испания, Конго), кому в руки не дай: французскому ли, казахскому ли режиссеру. А если работает, значит, приносит доход. От того и поют кинохвалители заздравные оды Сатаеву и второй серии криминального мыла, мол, кассу собрал, народ затянул в кинозалы. Так круг и замыкается – успех проката снова принят за художественную ценность, но это путь, как ни крутите, тупиковый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *