Не идеальная, но народная

Зарема Ертай.

Наконец, кто-то приподнял казахстанские комедии на новый уровень.

Конечно, под понятием «новый уровень» не подразумевается уровень Вуди Аллена, однако в сравнении с предыдущими отечественными фильмами заметен явный рост. Формат истории с пятью переплетенными новеллами стал, кажется, первым опытом в казахстанском кинематографе и, можно сказать, что с заданием сценаристы справились хорошо. Почему именно хорошо, а не отлично?

Начнем с положительного.

‒ Повторюсь, это первый казахстанский фильм, снятый с подобной структурой. Первопроходцам всегда предоставляется скидка.

‒ Достоверно отражен менталитет современных казахстанцев: столичных и провинциалов, молодых и старых, казахоязычных и русскоязычных. Фильм получился без преувеличений и приукрашиваний, выдумывания чуждой реальности, в которой от настоящего Казахстана остаётся одно только название.

‒ Работа сценаристов действительно видна. Структура построения каждой истории собрана «по правилам», и выстроена не как в «Келинке-Сабинке» ‒ скетчевыми зарисовками. Не пренебрегли законами драматургии, где всему своё место: от юмора до лирики. Также присутствует один из важных, на мой взгляд, компонентов ‒ уважение к своему зрителю. Сценаристы оказались людьми совестливыми, и пока их коллеги по цеху выдавали сценарии на «отвяжись», полностью пренебрегая мнением зрителя и уровнем его интеллекта, «Наурыз.kz» продемонстрировал желание не просто называться комедией, а являться таковой. 

Теперь, о неприятном.

‒ Сложилось впечатление, что в начале фильма, съемочная группа была настроена по-боевому, но к концу процесса все изрядно подустали, что и сказалось на финале. С первых кадров и уверенной руки оператора фильм бодро начинает свое повествование пяти историй. Начало, завязка ‒ все присутствует, но когда дело доходит до кульминации и развязки, не успев понять, чем же все-таки все закончилось, наблюдаешь на экране финальные титры.

‒ Драматургически сценаристы хотели закончить фильм тем, с чего начали, то есть – аксакалом-волшебником. Но это не впечатляет, а лишь размазывает концовку. Спустя полтора часа из памяти абсолютно стираются все детали начала, отчего этот трюк с повторением оказывается незаметным.

‒ Некоторые истории так и остались недосказанными, с отрытой концовкой. Хотя смысл данной структуры в том, что разные сюжетные линии смешиваются, в конце все развязывается, и становится ясно, что все новеллы являлись частью одной большой истории. Но этот клубок распутали не до конца.

‒ Не смотря на то, что я утверждаю, будто юмор в данном случае приподняли с колен, фильм получился угловатым и с шероховатостями. Видение режиссера явно отличается своей субъективностью. В каждой новелле чувствовался взгляд одного человека. Мысли вроде «Так не бывает» и «Это не правда» проскальзывали  в голове не потому, что сюжеты были до фантастики нереалистичными, (что правда), а просто оттого, что временами аутентичности не было в разговорах и поведении героев. Наиболее правдоподобными персонажами оказались мужчины средних лет. Девушкам, молодежи и старикам – не повезло. Именно незнание всех возрастных и половых отличий между людьми и сделало фильм однобоким. Только казахоязчные новеллы в Шымкенте и поселке Ынтымак получились наиболее достоверными.

‒ Название «Наурыз.kz» так и не оправдало себя. Ни Наурыза, как такового, ни смысла в «kz» не было. Все дарили друг другу браслеты, чего на самом деле не бывает, но нигде так и не появилось даже символа праздника ‒ наурыз-коже. Наурыз сыграл свою роль только в одной новелле, остальные же не зависели ни от весны, ни от праздника весеннего равноденствия.

Жанр комедии, на мой взгляд, является самым сложным. Хотя именно с ним работать наш казахстанский кинематограф стремится чаще всего. Однако как же здорово, что наконец, кто-то закрыл режиссерам доступ к костюмерной «Тамаша-шоу», платкам апашек и халатам келинок. Иначе этот трюк с переодеванием в женщину еще долго кочевал бы  по просторам нашего телевидения и кинематографа, заставляя верить, что юмора в Казахстане нет.  

Если говорить о юморе в «Наурыз.kz», то он действительно присутствует. Без боливудских гримас и избитых анекдотов про аул. Шутки опережают зрителя, а не наоборот. Возможно, это громко звучит, но то, что фильм отчасти философский и делает его настоящей комедией. Какая шутка без доли правды? В фильме прозвучали две реплики, которые очень тонко подметили всю правду мышления казахского народа. Этого вполне достаточно, чтобы он стал «народным». Ведь народным фильм становится, когда уходит в люди и его начинают цитировать.

И хотя казахи уже давно живут без степных законов, но, несмотря на современные реалии, люди все также любят, дружат и помогают друг другу. Как мне показалось, фильм об этом, ‒ об актуальности человеческих ценностей. Это и делает его хорошей народной комедией и вместе с тем, обещанием впредь снимать только достойное кино, уважая своего зрителя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *