ЗАЩИЩАЯ КРИТИКУ

Как известно лучшая защита – это нападение. Видимо, следуя этой заповеди, творцы кино стали обвинять кинокритиков в том, что все плохо. Недавно, один казахстанский продюсер заявил в интервью, что в стране, дескать, нет критики. Сообщество погудело и затихло, но осадочек-то остался. Так ли все плохо, обсуждаем с кинокритиком Александрой Поршневой.

‒ Продюсер утверждает, что кинокритики в Казахстане нет. Тебе не кажется, что это звучит фальшиво?

‒ А как же Абикеева, Борецкий, Ногербек, Смаилова?! С таким же успехом можно сказать, что и профессии продюсер у нас нет. Что за спонтанные заявления?! Много времени сегодня тратится на совершенно ненужные обсуждения. Давайте просто каждый будет делать свою работу.

‒ Объективно кто сегодня определяет, какое кино хорошее, а какое плохое?

‒ Чаще всего, хорошее означает «выгодное» и определяется прокатом, хотя иногда (очень редко) до нас все же доходят образцы настоящего кино. Увы, в последние годы из казахстанского кино в широкий прокат не было выпущено ни одного стоящего фильма. Но они есть, и, кстати говоря, известные лица считают их плохими. Понятия хорошего и плохого сегодня стерты о стереотипы и уровни ментального восприятия каждого. Здесь бы и прислушаться к кинокритике, да она всё страдает раздвоением личности.

‒ Имеешь в виду разделение на научную и журналистскую?

‒ Именно. Казахстанская кинокритика сегодня ‒ это два неравнозначных лагерях: с одной стороны это наши известные, маститые киноведы, с другой – журналисты. Но, как, ни странно, первые все больше занимаются аналитической работой в рамках истории кино, и высказывают свое объективное мнение по тем или иным картинам реже, чем хотелось бы. В то время как вторые зачастую голословны теоретически, сквернословны практически, и при этом крайне субъективны. Потому наша кинокритика сегодня как Флорестан и Эвзебий. Один ‒ истеричный болтун без равновесия ума и эмоции, другой – флегматичный немой. И каждого можно понять, ведь участь критика незавидна.

‒ По факту разве у нас спасение утопающего кинематографа не дело рук самого утопающего?

‒ Доля правды в этом есть. Искусство вообще нужно только тому самому создателю, утопающему в своих проблемах, чувствах, мыслях. Кино субъективно, но тем оно и привлекательно! Потому бороться за него всегда творцам. Дальше эта борьба становится похожей на эстафету, в нее включаются и критик, и зритель. Что касается отношений государственной системы с кинематографом, то здесь сложно говорить однозначно о том, что она топит кино. Система просто пассивно наблюдает за тем, как серьезный кинопроцесс барахтается в потоке кинопроката. Вот и получается, что старая пословица становится девизом выживания.

‒ Как ты считаешь, должен ли критик знать процесс создания фильма изнутри?

‒ Я считаю участие в съемочном процессе не столько «прикольным бонусом» и важным жизненным опытом, сколько возможностью воплотить идеи новой кинокритики, как уже активно участвующего в кинодвижении звена. Не исключается и возможность самореализации, воплощения здоровых творческих амбиций, ведь именно ты сегодня можешь заметить наметившиеся тенденции и, возможно, повлиять на них.

‒ А вот Бауыржан Ногербек считает, что погружение в процесс неминуемо ведет к предвзятости, ты согласна?

‒ Исходя из личного опыта, могу сказать, что работать на картине нужно очень честно. Кинопроцесс не терпит поблажек, личного отношения. И если ты работаешь на результат качественный с художественных позиций, то не важно, кто перед тобой – друг, брат, муж. Надо понимать, что близкому человеку ты никогда не пожелаешь ошибиться, а значит, будешь спорить, отстаивать позиции, напоминать режиссеру (а он натура увлекающаяся!) об идее, ругаться и вместе с ним любить кино.

‒ Твои главные претензии к киноиндустрии страны?

‒ Мало снимаем, товарищи! Хнычем, что нет зрителя, нет проката, нет Оскаров, нет талантливых режиссеров, нет кино. А ведь надо просто больше работать и быть добрее.

‒ Как, по-твоему, стоит ли уделять внимание голливудскому ширпотребу?

‒ Как сказал известный кинокритик Разлогов: «Кино должно быть разным». Потому и критика должна обращать внимание на разное кино, как фильтр, пропуская все через анализ и оставляя только лучшее. Ведь и голливудский ширпотреб для чего-то нужен.

‒ «Партизаны» игрового кино, «Отщепенцы» документального – это все наши попытки борьбы за новое кино или элементарное желание выделиться из толпы?

‒ Это и то, и другое. Манифестация сегодня – это способ обратить внимание людей на себя, как на единицу, точно знающую, что и главное как она хочет сказать. Вспомни «Догму 95». Объединение, пусть и распавшееся впоследствии, если приносит плоды, имеет право на заявление.

‒ Стоит ли вообще сегодня тратить свое время на такое стихийное явление как казахстанское кино или лучше в тишине ностальгически вздыхая пересматривать классику?

‒ Стихийность казахстанского кино равнопропорциональна количеству кинематографистов, полагающихся на авось. А классику пересматривать приятно. Однако сидеть, сложа белы рученьки – это самое скучное занятие мире искусства.

Беседовал Евгений Лумпов

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *