ВОПРОСЫ СЦЕНАРИСТУ

ДИАНА ИСЕНОВА.

11 и 12 марта в КазНУИ проходил мастер-класс по сценарному мастерству, организованный представителями Нью-Йоркской Академии Киноискусства.

Не так давно мне удалось побывать на двухдневном мастер-классе сценариста и режиссера из Нью-Йорка – Ланре Олабиси (Lanre Olabisi). Он объяснял основы и азы сценарного мастерства и кинорежиссуры. А в перерывах говорил, о том, что самое важное для сценариста или режиссера – все сделать так, как велит тому сердце.

В свое время и по сей день Ленре вдохновляют такие фигуры как Тарантино, братья Коэны, братья Дарденн и Чарли Кауфан. Из всех правил сценаристов он всегда придерживается самого главного – «не заставлять публику скучать». На его счету, помимо многочисленных сценарных, две полнометражные режиссерские работы («August the first» 2007, и «Somewhere in the middle» 2016), удостоенные многочисленных призов локальных фестивалей США.

Любезно согласившись на интервью, Ланре в экспресс-режиме ответил на несколько вопросов от команды «Восьмерки».

‒ Ланре, насколько правдивы разговоры о кризисе сценариев в Голливуде?

‒ Если вы имеете в виду недостаток историй, то я не уверен, что соглашусь с этим утверждением. Сами истории есть, а мы скорее наблюдаем сегодня все меньше и меньше оригинальных, потому что, как мне кажется, люди попросту бояться рисковать, воплощая их, как раньше.

Поэтому сегодня голливудские сценаристы пишут только биографические истории? С ними проще?

‒ Я думаю, проблема еще связана и с окупаемостью инвестиций. Поскольку миллионы долларов тратятся на производство фильмов, то люди хотят быть уверенными в том, что их деньги возвратятся. Чаще всего люди, финансирующие фильм не хотят рисковать инвестициями, поэтому они выбирают более консервативные вложения, которые принесут прибыль. Байопики и экен-фильмы ‒ это как раз то, что нужно.

Какие самые популярные клише есть в сценарном деле?

Если мы о тех, что показывают потом в кино, то вот вам такой список:

+ Люди никогда не говорят «До свидания», когда заканчивают разговор по телефону.

+ Люди никогда не завершают ужин. Они бросают еду, как только разговор завершен.

+ Видео с камер наблюдения всегда ну очень кинематографично снято.

+ Никто не платит за выпивку в баре!

+ Не правильно воспринятое убийство. Поясню: в сотнях фильмов вы видели, как хороший парень оказывался на прицеле у плохого. Потом камера показывает, например, небо, вы слышите выстрел, а в следующем кадре видите злодея, убитого каким-нибудь левым, вспомогательным персонажем.

+ Синдром Джемся Бонда. Во-первых, никто не поизносит так свое имя, а во-вторых, называть его каждому встречному, будучи спец.агентом этот попросту глупо.

+ Разговор по телефону с тоновым набором завершается, и персонаж логично должен услышать, как на том конце положили трубку, но он почему-то слышит только тишину и продолжает говорить: «Алло! Алло».

+ Если у персонажа что-то не получается, то непременно получится с третьего раза: выбьется дверь, заведется машина и т.д.

+ Террористы достаточно умны, чтобы собирать супер-бомбы, способные уничтожать города, но недостаточно умны, чтобы не ставить на бомбы led-таймеры, которые помогают героям обезвреживать заряды. Разве не страшнее было бы, если бы только злодей знал, сколько осталось до взрыва?

‒ Что для режиссера лучше: писать сценарий режиссировать или же просто выполнять только работу режиссера?

‒ Здесь не существует «лучшего». Это всегда зависит от того, над чем работает режиссер.

‒ Существуют ли какие-либо правила в написании сценариев, которые нарушать нельзя?

‒ Я считаю, что любое правило может нарушаться до тех пор, пока вы делаете это хорошо.

Состоите ли вы в гильдии сценаристов?

‒ Нет.

(Ланре является одним из основателей New-York Independent Film Collective – Д.И.)

‒ Каким образом неопытный зритель может увидеть слабые стороны в сценарии? На какие моменты ему стоит обратить внимание, чтобы распознать минус картины?

‒ Если зритель может предугадать сценарий, то он уже знает его слабые стороны. Например: если зритель может догадаться, что собираются делать и сказать герои, это говорит о том, что сценарист использовал самые очевидные клише, которые зритель видел миллионы раз.

Как вы смотрите фильм? Как зритель или как сценарист?

‒ По большей части как кинематографист. В редких случаях, когда фильм шикарен, я смотрю как зритель. Но теперь такое случается не так часто.

Правда ли, что сегодня лучшие сценарии в США на ТВ?

‒ В большинстве случаев – да. Телевидение начинает пополняться рискованными проектами, и многие из них работают, и работают весьма хорошо.

Как развитие современных технологий повлияло на работу сценаристов?

‒ Это дало возможность легче и быстрее писать сценарии посредством программ, которые мы сейчас имеем. В остальном же, процесс написания сценария одинаковый.

(Программы, о которых говорит Ланре ‒ Final Draft, Celtex, FadeIn, Storyist, MovieMagic Sceenwriter ‒ Д.И.)

‒ Какой период в истории кино Вы можете выделить, как самый успешный период для сценаристов?

‒ Я не уверен, в том, что есть именно такой период. Ведь каждый из них имеет свои позитивные и негативные влияния по разным причинам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *