У каждого свое Небытие

АЛЕКСАНДРА ПОРШНЕВА.

«Залечь на дно в Брюгге» — история о поездке двух киллеров в древний городок Западной Фландрии, оборачивается при этом необыкновенным путешествием главных героев в мир известного произведения искусств, где для каждого из трех героев имеется своё место.

«Кто вы, и кто темницу вам открыл,
             Чтобы к слепому выйти водопаду? —
             Колебля оперенье, он спросил. —
            Кто вывел вас? Где взяли вы лампаду,
             Чтоб выбраться из глубины земли
             Сквозь черноту, разлитую по Аду?»

Данте Алигьери
(«Божественная комедия.Чистилище»)

«Залечь на дно в Брюгге» — история о поездке двух киллеров в древний городок Западной Фландрии, оборачивается при этом необыкновенным путешествием главных героев в мир известного произведения искусств, где для каждого из трех героев имеется своё место.

В экспозиции фильма нам представлены двое мужчин по имени Рэй и Кен, приехавших в Брюгге ожидать задания от Гарри. Здесь же возникает образ города: водные каналы, лебеди, проплывающие по ним, старинные здания, — всё это видится прекрасным сном. В дальнейшем, по мере развития сюжета образ города трансформируется из прекрасного в загадочный, и даже зловещий, и в одном из эпизодов – в обыденный. Так, что Брюгге является и одним из действующих лиц кинокартины, и, в то же время, внутренним ощущением жизни каждого из трех героев. Город – маленькая модель мироустройства.

У каждого свое Небытие главная

Также постепенно раскрываются образы героев фильма. Рэй – молодой человек внешне, оказывается ребенком внутри. Это констатирует мимика и пластика актера – дерганые движения, сложенные на груди руки, будто поза обиженного, недовольного мальчишки. С самого начала раскрывается и отношение героя к городу. «Если бы я вырос на ферме и был дебилом, Брюгге мог бы произвести на меня впечатление, но так как этого не произошло, то и у Брюгге ни черта не получается». Кен – мужчина средних лет, восторженно глядящий на город, вдохновенно рассказывающий об архитектуре, диалогами и обращением к Рэю больше походит на отца. Образ Гарри до нарастания драматургического напряжения, выраженного в конфликте с Кеном, остается менее раскрытым, однако по телефонным разговорам больше раскрывается его невротическая натура, при этом утонченная и в некоторой степени романтичная.

Однако по мере развития всё больше раскрывается и отношение к жизни героев, и поступки, которые подтверждают это самое настоящее отношение. Так, выясняется, что Рэй на своем первом задании убил случайно мальчика. И душа этого мальчика, словно переселившаяся в убийцу, не даёт покоя. Поэтому город для Рэя от экспозиции до завязки (встречи с Клэр) и кульминации (свидания с девушкой возле колокольни) – это Ад. Девушка становится некоторым райским уголком, где он отходит от реальности. Тогда и меняется атмосфера города, который в сочельник преображается и загорается лампочками, а на площади, словно ангелы, поёт свои рождественские песни хор. Для Кена пространство трансформируется в момент, когда Гарри отдает приказ об убийстве Рэя. Кен как бы входит во внутренний мир истязаний Рэя, где и следует встреча с карликом – нелепым и развратным, будто сошедшим с панно Босха. С того момента, когда Кен идет на убийство друга, из развратного и пьяного города Брюгге превращается в страшный суд, где он должен уничтожить грешника, подобно карателю. Однако, по столкновению героев в парке, должного не происходит, и оба героя остаются на своих позициях: Кен не убивший друга – чист, Рэй не избавивший себя от жизни – в мучениях.

Кульминация начинает нарастать с момента выезда Гарри из дома в Брюгге, далее развитие продолжается на площади в сочельник, первой точкой взрыва становится смерть Кена, предупреждающего своего друга. Здесь же темп фильма ускоряется, планы становятся короче, герои бегут. Второй же кульминационной точкой становится выстрел в Рэя на съемочной площадке, где за ним следует и третья – самоубийство Гарри. Свет в этом эпизоде становится белым, почти засвечивающим лица героев и съемочной группы. «А потом на меня снизошло озарение, и я понял: «Чёрт, парень, может это и есть ад?! Целая вечность в Брюгге…» И я очень надеялся, что не умру. Я очень, очень надеялся, что не умру».Гигантские крысы, нелепые чудовища, Брюгге – это и есть ад Рэя, из которого ему, пожалуй, уже не выбраться.

Стоит отметить, что помимо философской идеи бытия в фильме заложена идея жизненных принципов. Так, Гарри глубоко убежденный, что убийство ребенка – непростительно, сам совершает самоубийство из-за случайной и нелепой смерти карлика. А босхова тема лишь глубже раскрывает отношение героев к миру и к себе.

Английская размеренность ритма в сочетании диалогов на грани американских тарантиновских и создают такую полную крайностей жизнь. Жизнь – такая, какой для себяеё делает человек. Будь то страшный суд, ад, рай или чистилище.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *