История одного Олега

Фильм Сергея Маштакова «Пустота» так громко шумел в сети в течение нескольких дней, что волны его хайпа достигли даже того, кто высовывался в соц.сети раз год. Т.е. меня. А дальше: любопытство сгубило кошку.

Таня не любит курящих,

Пьющих не любит Денис.

Логично не говорящих

Всегда презирает Борис.

Полный Евгений – тощих,

Ян – окончивших политех.

С Олегом всё как-то проще:

Олег ненавидит всех.автор неизвестен

«В столице сняли полнометражное независимое кино», ‒ тиражировали СМИ приятную для создателей мантру. Не алматинцы, не «шабытовцы», не заезжие гастролеры. Действительно независимый проект. Но вот кино ли сняли?

Наверное, где-то в недрах академического киноведения должен пылиться какой-нибудь специальный термин для случаев вроде этого. «Замутное кино», например. Это не то, которое про чётких ребят, а то, которое возникает на фундаменте дерзкого и нерушимого художественного приёма – «а давай замутим». Такие работы, как правило, обладают всеми атрибутами фильма и стоящего за ним активного кинопроцесса, и атрибуты эти тем ярче проявляются, чем сильнее промоушен готового продукта.

«Пустота» ‒ история одного Олега, который «откинулся» и обнаружил, что черные риэлторы «отжали» у родителей квартиру. Мать – в слезы, батя ‒ в палату, Олег – в братву. А дальше – пустота. И если всматриваться в неё 1 час 11 минут, то она как минимум подмигнет. Придется разбираться по пунктам.

СЦЕНАРИЙ

Постер фильма «‎Пустота»‎

Не считая режиссуры, которой в фильме попросту нет, сценарий – самая слабая часть «Пустоты». Серьезно, режиссуры нет. «Снял + склеил = Любовь» – не режиссура, а видеография. А вот сценарий есть и он плох. На пальцах: в нем нет глубоко проработанных персонажей (об этом ниже), нет увлекательных перипетий и/или неожиданных поворотов (все легко предсказывается вплоть до финала), нет оригинальной темы (месть плохим парням плохими методами давно не свежа и реанимируется только режиссурой, а её, как помните, нет) и нет уникальной жизнеспособной идеи, которая придала бы смысл этому творению. Увы, единственный ответ, который напрашивается на вопрос «Зачем снят этот фильм?» ‒ «Затем, что хотели и могли». С ним не поспоришь.

Что еще грустнее ‒ рецидивирующая утрата логики в этом простеньком повествовании с небольшим количеством действующих (и бездействующих) лиц. Фильм с простодушием врущего ребенка пытается убедить меня, что парень с улицы может легко стать нужным местному воротиле, настолько нужным, что тот даже его проблемы решать начнет; что чувствующий опасность мент станет стрелять мелкую сошку вместо крупной рыбы; что лучший момент для того, чтобы бросить сестру – это её истерика по поводу гибели бойфренда. И т.д.

СПОЙЛЕР
Олег ввязывается в драку на улице и оказывается в гостях у местного авторитета средней руки. Почему средней? Да потому что больно много движений делает сам – некому делегировать, видимо. Так вот вопрос: зачем двум дуболомам тащить к шефу ноунейма с улицы? Далее: если притащили – значит, смогли накостылять ему, не так ли? Если смогли – почему мордашка цела и невредима? Потому что закон маркетинга велит всегда держать главного героя красивым? Или потому что главного героя играет режиссер?

Яркий пример: авторитет отчитывает нерадивых сотрудников за провал, а уже через 8 минут уверяет кента, что они молодцы и заслужили достойный приём.

Мне было лень делать видеообзор на «Пустоту», так что будут скрины.

С авторитетом вообще связано много ляпов и нестыкух. Так, в начале фильма он своему подчиненному (подчиненному, Карл!), а на деле, разумеется, мне рассказывает всю предысторию – так сказать сливает досье на Олега (привет режиссеру, который решил проговорить словами то, что нужно показывать на экране!) А спустя минут 12-13 оказывается, дает поручение «пробить за него». Братва, алло, кто кому отчитываться-то должен?!

Но режиссёр, как выяснилось, пошел еще дальше и вложил в уста этого же авторитета финальный монолог, который позволил снова не снимать, а проговорить за кадром РАЗВЯЗКУ, а заодно и впихнуть в «Пустоту» объемный шмат неуместной псевдофилософской патетики, цель которой, вероятно, хоть раз за фильм произнести его название. Не спасло!

АКТЕРЫ И ПЕРСОНАЖИ

Есть стойкое ощущение, что каст строго делился на две группы – ту, что из театра, и ту, что из ниоткуда. Первая выдает приемлемую органику, хотя театральная конструкция их реплик, конечно, «палит». Вторая, как ни странно выглядит не менее, местами даже более убедительно, и, прости господи, аутентично. Как будто на своих местах Иван Анопченко, Вадим Жунусбеков, Екатерина Максим, но фильм это не вытаскивает, потому как играть в нём практически нечего. Арки персонажей? Не, не слышали… Ни в одном герое не проглядывает глубина и характер, никого не терзают противоречия, моральные дилеммы, внутренние диалоги. Они ‒ просто функции, шаблоны, которые созданы сценарием. А потому и претензий к актерам/неактерам быть не может.

Другое дело главный герой в исполнении Маштакова. Уж себе-то мог бы прописать интересную личность! Не прописал. Олег сер и угрюм как демисезонный пейзаж в Талапкере. Его удел – напрягаться и напрягать. Отсюда единственная краска Маштакова-актера – грустно-агрессивный взгляд исподлобья. Именно так он выглядит все 71 минуту фильма. Хотя нет, еще у него есть «Синдром Козловского», который обязует в любой стрессовой ситуации орать в машине и бить ни в чем неповинный руль. Разумеется, это всё к слову о продемонстрированных перформансах, а не об имеющихся актерских способностях.

Бей свой руль, чтоб чужие боялись.

Ладно, к Олегу я еще вернусь. Тут вот какое дело: прописав себе персонажа с категорически неповреждаемым лицом (ни эмоциями, ни кулаками), Маштаков-сценарист, видимо, вошел во вкус и насоздавал персонажей совершенно бесполезных с точки зрения развития истории. Вот образец – безымянный художник, который сидит в своей конуре, пишет картины и пафосно изъясняется. Убери его из фильма – никто не заметит. Туда же можно метнуть и медсестру Оленьку Но самый яркий пример – Ксюша. Маштаков-сценарист низвел амплуа подружки главного героя до экс-подружки и совершенно не заметил, что героиня в фильме на правах реквизита. Можно легко вычеркнуть из сюжета её саму, её малютку-дочь, её сестру и… сюрприз-сюрприз… ничего не изменится! Взаимоотношения Олега с ней минимальны и формальны. И бог с ним, с влиянием на сюжет, будь у персонажей влияние друг на друга – это полезно для раскрытия характеров. Но нет и этого. Каждый в «Пустоте» самозамкнут и не надо тут искать скрытых метафор – их тоже нет.

Зато есть ощущение, будто напридумано впрок: а вдруг выйдет сверхполный метр! Стафа на сериал, а выхлопа – ноль. Видишь, что не работают персонажи – вырежи. Лучше крепкая «коротышка», чем высосанный из пустоты «час с копейками». Но с короткометражками у Маштакова тоже нелады: снимает почти без продыху, а проблемы все те же. Стало быть, не аплодировать надо, а разбирать. Рецензия, она ведь тоже в некотором роде атрибут кинопроцесса. Да и извернуться всегда можно, мол, я успешен, а потому завидуют и ругают. Лайфхак.

АЛЛЮЗИИ И ИЛЛЮЗИИ

Среди +100500 хвалебных комментариев на YouTube, чаще всего творение Маштакова и Ко комплементарно ставят в одни ряд с «Братом». Возможно, мысли о нём и роились в голове создателей, но вышла все равно «Пустота».

То, что фильм, с его блужданиями под заунывные треки a la «Наутилус» стилистически и идейно-тематически опоздал лет на 15-20 – это факт. Вот только считать, что в нём есть что-то от творения Балабанова, значит совершенно не разбираться в том, что делает его фильмы культовыми. Взять хоть атмосферу «Брата», его чутко пойманный дух времени и места. В фильме есть документ эпохи. А пара адресных планов и слово «столица» – это не маркеры времени, господа. Чтобы их находить и показывать, нужна смелость художественная и гражданская.

Олег – не Данила. Он пуст, скучен и невыразителен. Ничто в этом персонаже не вызывает симпатии и эмпатии: нет «фишек», нет уникальных черт, нет характера, принципов, мировоззрения. Все его поведение работает на отторжение.

СПОЙЛЕР
В тюрьму Олег загремел за пьяную езду с летальным исходом. Прибавлять там в IQ ему, видимо, было «впадлу». На выходе он быстренько примыкает к маргинальным элементам и продолжает уверенное поступательное движение по наклонной. А там и happy end, разумеется.

Главный герой ведет себя большей частью как быдло: он хамит всем без разбора и, кажется, думает, что все кругом ему что-то должны. Он уверен, что для решения любой проблемы достаточно просто начать «бычить». Открою тайну: даже антигерой может быть привлекателен и интересен, если харизматичен.

Коробит сравнивать, но Данила Багров – обаятелен и добр, у него есть свой взгляд на мир, есть принципы и внятная система координат. Он не лезет в криминал, чтобы найти в нем волшебную палочку, он все делает сам: принимает решения, действует, разбирается с последствиями. Олег же удачно лег на волну, которую гнали чёткие парни, теперь все делают они, а Олег просто вертится рядом и как будто для самообеления иногда критикует методы, мол, вы, конечно, бандиты, но сделайте все по закону, чтобы я не замарался. Укорять других в преступной деятельности, будучи преступником, несколько двулично, не находите? Увы, это не изощренная тонкая игра ‒ это пустота сценария.

Данила VS Олег

АНТИТЕЗИС

В «замутном кино» понимания, мастерства и таланта всегда значительно меньше, чем желания и пробивной силы. Отсюда ложка мёда в бочку дегтя: Маштаков сумел заразить, организовать и сделать, не причитая, не выпрашивая донаты у грызущихся меж собой «Казахфильма» и ГЦПНК, не хныкая о тяжелой судьбе непризнанного гения, как это любят молодые и дипломированные. Ему не хватает образования. Не того, которое «байки из ВГИКа», а элементарной насмотренности, начитаннности. Не хватает художественного вкуса. Но трудолюбия – выше крыши. Он не гений и пока не признан. Но и успех далеко не всегда синоним таланта. Жизнь покажет.

А пока можно сравнить Сергея Маштакова с Тарасом Бульбой, ибо он сам убил то, что породил. «Пустоту» же нарекать гордым словом «кино» стоит лишь в случае, если это первое, что вы посмотрите в жизни. Умолчу о технической стороне вопроса – видно, слышно и ладно. Но ключевые художественные компоненты провалены и над этим стоило бы как минимум подумать. Бывает, что девять слабых работ ведут к одной сильной. А бывает просто десять слабых работ.

Кинокритик Бауыржан Ногербек в свое время написал о фильме «Остров возрождения»:

…я не спешу петь дифирамбы первой, бесспорно талантливой работе Рустема Абдрашева, памятуя о том, что не одна волна молодых, начинающих режиссёров обнадеживала казахское кино многообещающими яркими дебютами.

«Пустота», безусловно, провал, но это пока лишь дебют.

Подождем второго фильма.


P.s.

Просто ремарка. В титрах было бы правильно указать музыкальные композиции и исполнителей. А то все бары перечислили, а про музыкантов забыли. Обидно.


 

Евгений Лумпов

Режиссер-документалист. Сценарист. Журналист. Редактор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *