ОСКАР 2016: КИНО НА ПОНИЖЕНИЕ

Инна Смаилова.

Судя по социальным сетям, мир просто воет и стонет от восторга. Он всетаки выжил, дошел и забрал своего Оскара.

Леонардо ДиКаприо ‒ бесспорно главный герой 88-й церемонии вручения наград американской киноакадемии. И я вместе со всеми радовалась за Лео. Его энергетическим полем просто наполнены фильмы, начиная от «Что гложет Гилберта Грейла?», «Полное затмение» до «Авиатора», «Острова проклятых» и др. Но рассказ вовсе не о воплощении в реальность американской киномечты, а скорее об изумлении тому, что искусство, пардон, кинематограф, как правило, запаздывает. Сколько имен и фильмов в кинематографии за всю историю существования «Оскара» остались за скобками?! Ведь даже сама награда одному из лучших актеров современности не за самую лучшую его роль из-за этой оплошности превратилась больше в истеричный фарс, чем чествование за актерские заслуги.

«Оскар» всегда воспринимается немножко в духе сказки с налетом гламурного ностальжи, этакий «праздник, который всегда с тобой». Это не европейские кинофестивали и награды, где наравне с красной дорожкой и вечерними нарядами идут жаркие дискуссии, встречи и беседы о кино. «Оскар» в этой иерархии наград последний, самый ожидаемый, и кроме того ‒ один из старших почетных дядюшек. Но, следует и не забывать, что эта та самая исключительная территория кино, которая не делает различий в зрительском и авторском направлениях.

Однако, что же оставила прошедшая церемония? Если в прошлом году академики чествовали авторство и год оставил великолепные самобытные киноработы: «Бердмен», «Отель «Гранд-Будапешт», «Одержимость», «Отрочество», то этот год спешит воздать должное всем, кто выжил в яркой истории американской кинематографиии и поддержать общую направленность мировой кинематографии ‒ картины на остросоциальные темы.

Поэтому средние фильмы с точки зрения изобразительно-художественной подачи: «В центре внимания» и «Игра на понижение», благодаря идее и ее сценарной разработке получили свои крупные награды.

«В центре внимания» режиссера Тома МакКарти (лучшее достижение которого сценарий за анимацию «Вверх») получает главную награду ‒ «За Лучший фильм». Наградили, как полагается, продюсеров, но для меня странно: по какой такой заслуге и за режиссуру заодно номинировали? Как примерный ученик, очень по-школьному МакКарти вместе с оператором стойко выстоял весь фильм на своих классических до раздражения восьмерках и буксующем ритме. Но тема и форма журналистского расследования случаев педофилии, в котором обвиняются служители церкви, одно из самых громких дел в современной истории США, сценарно обращает на себя внимание. С наградой за «Лучший оригинальный сценарий» (Джош Сингер, Том МакКарти) согласна.

«Игра на понижение» ‒ тема финансового кризиса ‒ как нельзя кстати сегодня. И сценарный ход, где слабая финансовая система ‒ это главный аморфный герой, а все остальные гении-мошенники ‒ винтики одной финансовой цепочки на раздевание простых американцев ‒ принесла тоже достойную награду за «Лучший адаптированный сценарий» в принципе тем же ветеранам в своей профессии ‒ Чарльзу Рэндольфу и Адаму МакКею. Но остаются те же вопросы киноакадемикам в выдвинутой номинации режиссура.

Гораздо интереснее в этом плане фильмы, бросившие друг другу вызов в визуальном и техническом направлениях. Сошлись главные тяжеловесы ‒ «Безумный Макс: Дорога ярости» режиссера Джорджа Миллера и «Выживший» Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Тяжелые рокероский арт-хаус 90-х прошлого столетия с авторством нулевых. И, к сожалению, не смотря на полученные награды, победителей на ринге истории кино 2015 ‒ нет. Не было особой заинтересованности, так как и та, и другая картины останутся только в копилке творчества самих режиссеров, не выходя в статус культового кино. Многие поспорят, но уверена первая и вторая части «Макса» куда интереснее в разработке художественного видения постапокалипсиса, кстати, уверена, повлиявшего на многих казахстанских кинорежиссеров, а вот последний «Макс» явно им уступает, хотя технически ‒ это одна из самых сложных работ. Но кланяюсь Миллеру за то, что он сквозь время и пространство пожимает руку Джону Форду с его «Дилижансом»! Потому и технические награды – «Максу», как впрочем, и все призы за работу художников ‒ по праву.

«Выживший» же ‒ это детище, не смотря на полученную режиссером награду все-таки оператора Эммануэля Любецки. Человек совершил подвиг ‒ третий раз подряд («Гравитация», «Бердмен», «Выживший») заслуженно завоевывает главный операторский приз. Благодаря его колоссальной работе просто тонешь в завораживающих и убивающих природе и холоде, так продуманно, точно выверенно с самых неожиданных точек, он снимает и одновременно монтирует благодаря своим фирменным планам-эпизодам свое визуальное детище, наполняя его цветом, светом, воздухом, создавая сюрреалистичное мистическое поле борьбы за выживание.

Отрадно, конечно, что наградили моего любимца этого года ‒ фильм «Из машины» талантливого дебютанта Алекса Гарленда. Но наградили только за визуальные эффекты. Вот к вопросу снова о запоздании. Одно из ярких открытий года было представлено только в номинациях за сценарий и полученную награду «Лучшие визуальные эффекты», а ведь это ‒ будущее.

Рада за молодую актрису Алисию Викандер, правда, получившую награду за «Лучшую актрису второго плана» в фильме «Девушка из Дании». Очень пластична и завораживающе в своей актерской игре.

Но к вопросу о забывании. Мое непонимание, почему была упущена в номинациях «Лучший фильм» и «Режиссура» одна из самых изящных картин года ‒ «Кэрол»? Хотя и фильм, и сам по себе режиссер авторского толка Тодд Хейнс достоин был в этом раскладе статуэтки за режиссуру.

Воистину, 88-й «Оскар» останется в памяти, хоть и не сделавшим погоду в каких-то новых открытиях кинематографа и оставившим довольно средние американские фильмы за прошлый год, но воздающим должное за заслуги апосля, если так уместно сказать, ветеранам американского кинотруда ‒ Джорджу Миллеру, Эннио Морриконе, тому же Ди Каприо и Иньярриту. Чествуем и мы их. А апосля ждем с кинооткрытиями «Оскар-2017».

Инна Смаилова

Киновед, кинокритик, историк кино. Преподаватель Казахского национального университета искусств (Нур-Султан).

1 комментарий

  1. Дискуссионный материал, но занимательный. Можно спорить, а можно соглашаться, но вот назвать Адама МакКея «ветераном» просто язык не поворачивается. Да, он не первый год в кино, и актером успел побыть, и сценаристом, и даже продюсером, но если говорить о режиссуре, то тут он больше «надолго» нежели «всерьез». С Чарльзом Рэндольфом все еще хуже — список его сценарных работ и десяти не насчитывает, а уж о качестве этих проектов и говорить не стоит — все вторсырье, кроме «Жизни Дэевида Гейла». Так что на «ветерана» он ну никак не тянет!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *