Между лопатой и велосипедом

ЕВГЕНИЙ ЛУМПОВ.

Экраны кинотеатров заполонил своими личностями триллер «Сплит». Его режиссер М. Найт Шьямалан признался, что эти съемки были самыми трудными в его жизни. Еще бы! Нелегко публично сознаваться в собственном бессилии.

Зритель прощал Шьямалана уже много раз. Его удачный старт до сих пор, кажется, является тем кредитом доверия, на который режиссер продолжает существовать в индустрии. И это притом, что все его фильмы последних лет неизменно попадают в категорию «пойдет» и не выше. За исключением, разумеется, «После нашей эры», который и до этой оценки не дотягивает. Толи у режиссера закончились оригинальные идеи, то ли он и впрямь поверил в собственную непогрешимость, но звание «Почетного изобретателя велосипедов» все больше липнет к нему от фильма к фильму. Впрочем, не оно одно.

Новоявленный «Сплит» сразу с первых эпизодов расписал Шьямалана в творческой импотенции, как бы заявляя, что креатива нет, логики нет, но вы держитесь там, сейчас придет Джеймс МакЭвой и все вытянет за уши.

И вот тут наступает время премировать режиссера по второй номинации: «Заслуженный могильщик хорошей литературы». Всячески отрицая свою порочную связь с книгой Дэниэла Киза о Билли Миллигане, Шьямалан, тем не менее, крадет из нее самое дорогое – историю о парне с синдромом множественных личностей и утрирует ее до безобразия. Мало того, что из заявленных двадцати трех зрителю показывают лишь 3-4 альтер-эго, так они еще и никак не двигают сюжет. Опрометчиво, конечно сравнивать с оригинальным случаем, но коль уж ты взялся за тему, будь добр, М.Найт, пойми, что у всякой личности в таком синдроме есть четко выверенный функционал. Каждая из них, утилитарна и служит для определенных целей. Фильм, увы, этого не заявляет. Режиссером выбраны ипостаси, которые должны выгодно оттенять грани актерского таланта: ребенок, женщина, жестокий педант…Поклонники МакЭвоя будут в восторге, разумеется, но если глянут повнимательнее, то актер без этого «размножения» был способен на неплохие метаморфозы.

Ни одна из личностей не раскрывается в фильме, равно как и ни один герой. Отбросив всякую надобность в художественном выражении истории, режиссер должен был, как минимум, дать захватывающую историю и качественных персонажей. Но он сэкономил и на этом. Безликие героини-жертвы – это тот самый манифест: «Нет логики, нет креатива». Они даже не вызывают элементарного сочувствия. И не только из-за серости, но и просто потому, что большую часть фильма с ними попросту ничего не происходит. Никто не истязает и не травит их, заточение в «Сплите» одно из самых комфортных в истории кино, а страшные истории о грядущем монстре – лишь истории.

Да, он действительно появится, но до той поры придется приложить недюжие усилия, дабы отыскать повод для сопереживания хотя бы главному герою. Его личности радикально не конфликтуют между собой, у каждой из них есть время, чтобы помаячить на экране, даже их смена в основном происходит за кадром, так что бедняге МакЭвою приходится выкладываться по максимуму лишь пару раз за фильм.

Все эти клише и глупости, по версии Шьямалана, должны удержать внимание зрителя до того самого финала, когда он, наконец, сможет покуражиться с заранее проданным и единственным в фильме «неожиданным» поворотом – появлением 24-й личности! Все ее действия проговорены заранее и остается лишь следить за тем, как раздуваются ноздри и проступают вены на лбу актера. Эффектно, но бессмысленно.

В сухом остатке мы получаем художественно невыразительный фильм с немотивированными нехаризматичными героями, чьи поступки лишены логики; фильм с плоской историей без перипетий, но с отличной игрой одного актера. Перевешивает ли один элемент все остальные? Нет, но только потому, что работа актера над образами нивелирована режиссерской глупостью.

Возникает резонный вопрос: так что же дал Шьямалан тем, кто все еще идет на его фильмы в кинотеатры? Он дал комикс. Намек на кроссовер с «Неуязвимым», сделанный в финале, окончательно расставил все по местам. В лучших традициях вселенных «Marvel» и «DC» Шьямалан посвятил первый фильм становлению супергероя. Или суперзлодея. Из этого следуют два неутешительных вывода. Первый: режиссер окончательно капитулирует перед силой своих предыдущих работ и готов ковать вселенную из вторичных фильмов вместо создания действительно талантливых самодостаточных картин. И второй: продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *