Тихий ужас

Куанышбек Жакпаров.

16 февраля в кинотеатре Арман прошёл показ фильма «В безмолвии» режиссёра Ардака Амиркулова. Фильм, длящийся два с лишним часа, начался лишь спустя полчаса представления режиссёром всей съёмочной группы и просьбы не придираться к сюжету, спрятанной за фразой «в обычном фильме первичен сюжет, здесь первична картинка». Ну, что же, посмотрим, как дела обстоят с «картинкой».

Начался фильм спорно – само название «В безмолвии» было написано на латинице («V bezmolvii»), тогда как внизу показалось название на английском. Несмотря на то, что «картинка здесь первична», сюжет всё же имеется и строится он по структуре «настоящее‒флэшбэк‒флэшбэк во флэшбеке‒настоящее‒будущее». Неизвестный парень провожает неизвестную старушку до некоего места, где она должна, по её мнению, умереть. Пока эти оба неизвестных идут, парень начинает обрывочно вспоминать эпизоды своей жизни – болезнь матери, приезд некой семьи, ставшей новыми соседями, встреча любовного интереса и т.д. Экспозиции никакой нет, слитности тоже, что звучит с экрана как «делай с нашим баловством что хочешь, зритель».

Несмотря на то, что нам заранее минут семь говорили о том, что «не надо обращать внимание на сюжет, наш фильм не про то», видно, что сюжет сделать пытались, но получилось плохо, отсюда и подобного рода отговорки. Все эти флэшбэки и флэшбеки во флэшбеках не дают никакого представления о том, что вообще творится – кроме того, что персонаж и его престарелая спутница знакомы. Это не сюрреализм, не что-то бредовое и абсурдное, напоминающее сон и в него же погружающее, как в фильмах Дэвида Линча – перед нами просто крайне неудачная попытка снять сюжетный фильм, но, как говорится, «не получилось, не фортануло».

И ладно, если бы сыграно всё было хорошо, но в фильме нет и этого. Уровень актёрской игры варьируется от «да мы даже не заморачивались», «один дубль и я домой» до «в целом, хорошо» в случае с Дарой Мухан, сыгравшей пенсионерку, которая ощущается как единственный нормальный живой персонаж. Актёры, что исполняют роли, с мёртвыми лицами монотонно тараторят свои реплики, не соблюдают пунктуацию там, где надо – то есть, самого минимума того, что делают настоящие актёры, здесь нет. Сказать, что это портит картину в целом, значит ничего не сказать. Такое я видел всего лишь два раза в своей жизни и случилось это в 2017 – фильм «100 минут о любви», в котором отец-продюсер-сценарист фильма посадил в кресло режиссёра своего сына и он же обеспечил ему главную роль, торжественно перерезав ленточку перед входом на новый круг ада; «Крым», вызывающий наряду с афганскими и вьетнамскими флэшбэками ещё и донбасские даже у тех людей, которые никогда не были в этих местах – настолько чудовищно воздействие на человеческую психику у этого опуса.

История кино знает фильмы и актёров, у которых безэмоциональность была одной из особенностей. Таким актёром был Бастер Китон, а фильмом (без его участия) «Карманник» Робера Брессона, где абсолютно все актёры не демонстрировали ни единой эмоции. В «Карманнике» погружались в психологию человека, окунувшегося в преступление с головой и уже неспособного противостоять тяге к новым кражам. Это было интересно благодаря сюжету и, как это ни парадоксально, эмоциональной выразительности всего действа. Бастер Китон, в свою очередь, участвовал в самых комичных, вместе с тем и абсурдных сценах, при этом не меняя выражения своего лица, отчего комедийный эффект только увеличивался. «В безмолвии» же, такого замысла не было, при этом режиссёр, он же и отец исполнителя главной роли, не давил на актёров и не требовал от них большего старания.

С операторской работой в картине стандартно. Все заверения о том, что картинка здесь первична, намекают на то, что говорят в этом фильме на языке кино, который нынче уже почти так же мёртв, как латынь или эсперанто. Но его здесь нет – совершенно обычные приёмы, вроде ухода каких-то персонажей в дым, настолько же стары, как сама киноиндустрия. В последний раз на нём в Казахстане говорили в фильмах режиссёров «казахской новой волны», к числу которых и причисляют Ардака Амиркулова. Что случилось сейчас – непонятно. Интересные моменты встречаются, вроде переходов локации из одного времени в другое, но это лишь капля в море прочей бессмыслицы, наподобие пятиминутной процедуры готовки чая или демонстрации пробок на проспекте Аль-Фараби под музыку из оперы «Риголетто». Без этого всего можно было получить пристойный фильм, который запросто сэкономил бы кучу денег и времени, как зрителям, так и создателям.

К работе звукооператора, в принципе, нареканий нет. Есть только один момент – надо было заглушить звук шагов, когда показывали танец любовного интереса главного героя и её партнёра. Этот звук перебивал всю музыку в сцене, что очень раздражало.

В целом, «В безмолвии» – это очень неудачный эксперимент, который смело можно назвать самым провальным фильмом в карьере Ардака Амиркулова. Лента попросту тратит время, занимаясь излишней, назовём это так, «кадроманией» (наподобие графомании), не раскрывая при этом ни одного персонажа, и убирая их, даже толком не показав и десяти минут на экране. Он наталкивает зрителя лишь на одну мысль – и чего вы от меня хотите?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *