«Логово» долгих диалогов

Зарема Ертай.

«Если триллер не в состоянии щекотать нервы, значит, он не справляется со своей работой», ‒ написал в свой книге «Триллер» Джеймс Паттерсон. Музыкант-режиссер Беркут с этим постулатом оказался не знаком.

Что такое «триллер»?

Это железная логика, присутствующая в фильмах Финчера, это харизматичный злодей вроде Ганнибала Лектера, это «взрыв мозга» после «Олдбоя», это захватывающая загадка «Игры» и отгадка «Машиниста».

Триллер ‒ это не просто сцены погони на машинах или спасения из чулана человека в пижаме, как было показано в фильме Беркута «Логово». Это, прежде всего, интересная и захватывающая загадка, разгадывать которую будет интересно на протяжении всего фильма.

Ломать правила можно только зная их, как свои пять пальцев. Никак не анализируя данный жанр, Беркут с легкостью берется за фильм «Логово» и полностью ломает жанр на корню, предлагая свою версию правильного триллера. Ни вопросов, ни ответов. Если попытаться понять, какой из 36 драматических ситуаций Жоржа Польти соответствует сюжет данного фильма, то, пожалуй, ни одна не подойдет полностью. О том, что «Логово» не произвело революцию в мире казахстанского кино своей странной драматургией можно не говорить, но то, что фильм сделан абсолютно не по законам жанра ‒ отрицать невозможно.

Группа молодых ребят приезжает на отдых в Боровое и оказывается заложниками местных преступников. Попытаемся разобраться с правилами построения «правильного триллера» по-Беркуту.

«Что дальше?», ‒ вопрос, который должен возникать у зрителей на протяжении всех 2 часов. Ощущение закрученного сюжета и неизвестности должно держать в напряжении до конца фильма. В «Логове» же не гадаешь и не ждешь никаких поворотов т.к. ни загадок, ни разгадок нет.

Триллер должен волновать.  Непредсказуемость событий, постоянное сомнение в том, кто плохой, а кто хороший, напряженная борьба делают триллер захватывающим. В «Логове» злодеи до конца остаются плохими, а молодые люди беспомощными и неинтересными.

Жанр обязывает сюжет быть максимально логичным. Но, в нашем случае, все заявленные детали остаются недосказанными и просто опускаются сценаристами, видимо предположившими, что зритель к 70-й минуте уже забудет начало и скорее всего, будет заворожено наблюдать за погоней на мерседесах.

Идея, как позже признался режиссер, заключалась в том, чтобы показать нынешнюю молодежь ‒ на деле беспомощную и бестолковую в ситуациях реальной опасности. Собственно, на этом развитие персонажей и заканчивается. Никаких изменений с ними не происходит. При этом, видимо, чтобы запутать зрителя, в начале фильма демонстрируются одни ребята, полностью перетягивая на себя одеяло ненужными для сюжета мелкими конфликтами, а когда сюжет начинает набирать обороты, за дело берутся другие, о которых ничего не известно. Что это, отвлекающий маневр или недоработка сценария?

Даже если неизвестные герои выполняют всю «черновую работу» за тех, кого представили и заявили вначале, это совершенно не отвечает определению «непредсказуемый сюжет». Более того, к финалу ни одного героя невозможно назвать протагонистом или ведущим в этой борьбе между преступниками и отдыхающими. За кого переживать? За кем наблюдать? Этого создатели не поясняют.

Напряжение в данном триллере вызвано только антипатией к ненатуральным репликам и полной переозвучкой всех героев, но никак не крутыми поворотами сюжета. Плоскость всей ситуации дополняют до скрипа безупречные долгие диалоги преступников. Медленно и неторопливо, буквально смакуя каждое слово, двое бандитов казахской наружности грамотно говорят на литературном русском языке, не употребляя жаргонные выражения, нецензурную брань и даже просто казахские слова. При этом они не забывают всю ночь пугать парней-«кабанов» и их девушек пистолетом. Серьезно?! Сбежавшие преступники, являя собой настоящее зло, говорят по-русски так высокопарно и филигранно, словно их план заключается не в порабощении глупой молодежи, а в том, чтобы заставить ее читать книги. Или сценаристы думали, что бывшие заключенные именно так и разговаривают или кто-то испуганно оглянулся на цензуру. На деле же медленно и протяжно преступники говорят не от того что, слишком гениальны и жаждут продлить удовольствие, мучая своих жертв, а дабы растянуть на два часа историю, которая легко могла бы уместиться в 10 минут.

На правах звезды эпизодическую, никак не влияющую на сюжет роль, сыграл в фильме Жан Байжанбаев. Не лучшую в карьере, надо сказать. С ролью злоумышленника для актера создатели явно промахнулись. Сыграл Байжанбаев не слишком убедительно, как, принципе, и подавляющее большинство актеров «Логова». Причины банальны: непопадание в типаж, слабо прописанные характеры, пресловутая «переозвучка». Выгодно выделялся разве что молодой Асылбек Мусабеков: он и по части харизмы тут был самым запоминающимся и играл натурально, и даже умирал в кадре профессионально.

Чувствуется, что фильм очень старались приблизить к классическому американскому триллеру, где маньяк гоняется по лесу за отдыхающими, убивая одного за другим самыми беспощадными способами, а герои, извалявшиеся в собственной крови и грязи, молят о помощи, но их, естественно, никто не слышит. Но единственное, что не перенять было бы грехом для отечественного фильма ‒ это приехавшая вереница полицейских машин и спецназ, бегущий под звуки сирен в финале. При этом злодея уже убивает другой злодей. То есть зло побеждает зло, а городские мажоры остаются бестолковыми на протяжении двух суток заключения. И какой вывод мы должны сделать из этой истории? Что произошло с героями после всех испытаний? Изменились ли они? Пожалели ли, что решили отдыхать в Боровом, а не в Турции? Записался ли кто-нибудь на крав-магу? Стал ли ценить свою жизнь, дружбу, благополучие?

Этого мы никогда не узнаем. «Логово» ‒ это история, не отвечающая ни на один вопрос.

Зарема Ертай

Режиссёр. Кинообозреватель. Живет и работает в Алматы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *