Пассажиры и персонажи «Ледокола»

АКБОТА БАЙКАДАНОВА.

19 февраля завершились Дни российского кино в Астане. Фильмом открытия стал «Ледокол» Николая Хомерики. Вот как это было:

Пассажиры.

Церемонию посетили высокие чины и долго говорили о дружбе взаимном сотрудничестве в сфере культуры. Уже после них на сцену были приглашены актеры фильма Сергей Пускепалис и Ольга Филимонова, а также продюсеры Василий Соловьев и Юрий Храпов. Беседа с ними прошла в форме интервью, и  зрители имели возможность послушать каждого.

Сергей Пускепалис – не только актер, но и театральный режиссер, поэтому как-то логично возник вопрос:

‒ «Не было ли у вас желания изменить какую-либо мизансцену, внести что-то свое?».

На что актер ответил:

‒ Вы знаете, если бы я стал это делать, то это был бы мой последний фильм. У каждого члена съемочной группы был четко, как на том корабле, расписан порядок действий, ‒ что он должен сделать, чтобы реализовать идею создателей. В данном случае, я как актер ‒  светоотражающий объект, четко отражал все, что нужно режиссеру и оператору, и надеюсь, что я с этим справился.    

Эстафета вопросов перешла к  Ольге Филимоновой.

‒ Что вы чувствовали, снимаясь в этом фильме?» 

‒ Чувствовала большую ответственность, потому что этот фильм основан на реальных событиях. Он затрагивает такие важные вопросы, как смелость, честь, дружба, и, применительно к женщине, конечно же, любовь. Было очень приятно участвовать в фильме такого масштаба, но я думаю, что тяжелее сниматься было мужчинам, нежели мне.

21-

Василий Соловьев – он и актер, и телеведущий, и спортивный комментатор, но на этой картине выступил в роли кинопродюсера. Вот как он прокомментировал свой выбор:

‒ Дело в том, что генеральным продюсером этого фильма является известнейший по всему миру Игорь Толстунов – руководитель компании «Профит». А я и мой товарищ Юрий возглавляли другую компанию и мы, так получилось, придумали «Ледокол». Один наш друг подкинул нам идею: «А давайте снимем кино про то, как в 1985 году Чилингаров спасал людей, которые застряли там во льдах и сделаем из этого приключенческую картину или триллер». И мы заразились этой идеей, придумали и написали первый сценарий. Он немножко, да какой там немножко, он ОЧЕНЬ СИЛЬНО изменился за эти годы, и потом мы уже просто помогали Игорю Толстунову делать фильм и не были генеральными продюсерами. Но, тем не менее, сама идея фильма и то о чем она рассказывает ‒ это наша маленькая, или большая, если хотите, гордость, потому что мы все время ищем в кинематографе образ «героя». Героя, которому хочется доверять; героя из народа; героя, который тебе нравится; в которого ты можешь влюбиться; нестандартного героя.

Прозвучал вопрос:

‒ Насколько вы были уверены, что картина пойдет?

Ответить взялся Юрий Храпов:

‒ Мы очень любили этот труд, поэтому, конечно, верили, что будет успех. Тем более, это абсолютнейшая, правда, что это кино про настоящих мужчин, про настоящих героев, которые ездят вместе с нами в троллейбусах, ходят вместе с нами по одним городам.

Персонажи

В основу сюжета легла реальная драма, произошедшая в 1985 году с ледоколом «Михаил Сомов» («Михаил Громов» в картине), который оказался, зажат тяжёлыми льдами и провел 133 дня в вынужденном дрейфе вблизи побережья Антарктиды. За исключением самого факта 133-суточного дрейфа замерзающего ледокола, все остальное в фильме вымысел его создателей, поэтому картина не совсем точно отражает действительность. К примеру, подвиг экипажа ледокола «Владивосток» во главе с капитаном Генадием Антохиным, который обколол лёд вокруг «Михаила Сомова» и спас его, остался за кадром. Но раз уж создатели фильма сами признаются, что события в реальности развивались несколько иначе и в картине присутствуют множественные элементы вымысла, то остановлюсь только на художественной части.

Несмотря на прекрасную работу оператора-постановщика Федора Лясса («Оттепель», «Хардкор»), который к концу картины растопил суровые ледники палящим солнцем, «Ледокол» теряет очки из-за своего неряшливого событийного ряда и провального психологизма. Деспотичный капитан Севченко (Сергей Пускепалис), на деле оказывается просто строгим и холодным капитаном, предпочитающим одиночество. И хотя к финалу фильма он и не сдает команду и даже спасает летчика – это не выглядит как моральное и нравственное улучшение персонажа, потому что изначально он и не воспринимался как абсолютно отрицательный персонаж, ведь все его действия были лишь четкими следованиями приказам. А демократичный капитан Петров (Петр Федоров) поражает своим необъяснимым поведением – его план «предупредить о надвигающемся айсберге и спасти судно» настолько нерешителен и не уверен, что потом Петров просто исчезает с экрана и вылезает только на шум бунтующего экипажа.

Казалось бы, можно было бы создать нереальный саспенс уже на основе факта о  133 днях заточения команды внутри замерзающего ледокола. Ведь в довесок тут еще и два конфликтующих капитана! Однако никакого напряжения не родилось. Есть много неработающих элементов: бессмысленный бунт моряков, нужен только для непонятной смерти доктора; собака, нужна только для смерти другого члена команды. Понятно, зрителю хотели донести, что жизнь на корабле опасная и может привести к гибели, но показано это более чем невнятно.

Женские линии вызывают еще больше вопросов, потому что лишены мотивов своих действий и выглядят посторонними и отделенными от общего сюжета.  Убрать их, и ничего не изменится. Интрига с беременной героиней Анны Михалковой, которая до конца фильма не понятно, чья жена, порождает новую интригу: «откуда у такого человека вообще жена?».

Но главный вопрос: кому же все-таки достался образ Героя, которого, по словам Василия Соловьева, так искали и хотели показать? Думаю, настоящими героями для зрителей, как это ни удивительно оказались далеко не капитаны, на которых делался акцент весь фильм, напускался ореол правильности и возвышенности. Герой ‒ персонаж простого летчика Кукушкина, который собирал замерзшую и отчаявшуюся команду и дарил им единственное развлечение ‒ пел песни своей любимой группы «Кино», тем самым не давая им (и нам) впасть в уныние. Именно он, с риском для собственной жизни, спас того, на кого ранее направлял оружие, и кто жестоко разбил его любимую гитару. Персонаж Пускепалиса может и вырос бы в глазах зрителей, если бы в конце подарил новую, но, нет.

Плюс картины, пожалуй, в том, что она воплотила в себе дух советской эпохи и советских людей. Такие моменты, как доносы старпомов, ожидание комсомольских поручений из Москвы, которая и не торопится их спасать; отчаянное благородство советских людей, временами граничащее с глупостью и некой наивностью; магнитофонные кассеты группы «Кино»; радио с «Голосом Америки»; портрет Аллы Пугачевой; представители разных народов на одном судне – все это создает ностальгическую атмосферу. Зрелищность и спецэффекты тоже берут свое: айсберг, например, который ласково именуют, Семён Семёныч, в честь персонажа Никулина из «Бриллиантовой руки», действительно выглядит очень впечатляющим.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *