МКФ «ЕВРАЗИЯ 2015»: РАЗНЫЕ МИРЫ, ЕДИНЫЕ ЦЕННОСТИ

МАРИЯМ ШМАНОВА.

В этом году одиннадцатый Международный кинофестиваль «Евразия 2015» прошел под девизом «Великий Шелковый путь: связь культур Востока и Запада». Это удивительное путешествие по культурам самых разных стран от Мавритании до Якутии очень меня увлекло. Режиссерами были затронуты такие важные остросоциальные темы, как насилие, жестокость, непонимание, война. Всё то, что происходит сейчас у нас в реальном мире. И настоящие художники продемонстрировали свои творческие реакции на бурные события последних лет.

Все мы знаем историю Великого Шелкового пути, и очень интересно и здорово, что организаторы фестиваля воплотили  далекое былое в абсолютно новое мероприятие современного формата. Как в свое время Шелковый путь соединил полярные цивилизации, так и под эгидой фестиваля объединились режиссеры Ирана и России,Мавритании и Германии, Соединенных Штатов и Австрии, Бельгии и Австралии, Пакистана и Якутии, Мексики и Израиля. Это было увлекательное путешествие наполненное массой этнических культур, фактур, красок, людей, традиций, музыки и быта. Я поделюсь с вами несколькими самыми запомнившимися мне фестивальными впечатлениями.

Первая остановка была в Латинской Америке, где с фильмом «Земля и тень» от режиссера Сесара Аугусто Асеведо я окунулась в серый и довольно угрюмый мир жителей небольшой мексиканской деревушки: жена с тяжело больным мужем (почти при смерти) и маленьким сыном работает на плантации со своей пожилой свекровью, не получая ни копейки. Наглядный пример того, как отношения могут быть связаны обстоятельствами. Жена хочет уехать подальше от этого запыленного и гиблого места, но не может, так как больной муж не хочет оставлять мать, как когда-то это сделал его отец. В фильме мастерски создается гнетущая атмосфера, как будто и над вами начинает нависать это тяжелое облако из туч, пепла и чужой боли. Хотя даже в самой безвыходной ситуации всегда бывают видны просветы. Например, для меня это сцена, в которой дедушка учил мальчика запускать воздушного змея, командуя внуку бежать, он отпускал змея и тот сразу же падал на землю и волочился за бегущим мальчиком… и так много и много раз. Эта сцена очень рассмешила, а так же показала: как бы человеку не было тяжело, душа его всегда рвется ввысь –как воздушный змей. Именно после этого эпизода стало казаться, что они никогда не выберутся оттуда. Конфликт между героями, между мечтами и реальностью достиг своего предела – и тут происходит некое освобождение. Смерть больного мужа приносит «спасение». Хоть мы и понимаем, что смерть это всегда грустно и тяжело, к концу фильма это чувство переходит в спокойствие и даже некое облегчение. Ведь теперь у «уставшей» семьи появился шанс начать новую жизнь. Мы не знаем, чем это закончится, но на душе остается хоть и тоскливое, но все же обнадеживающее чувство, а на глаза наворачиваются слезы счастья и надежды.

Снимок2

Далее мавританский режиссер Абдеррахман Сиссако переносит нас в небольшой, но знойный городок под названием Тимбукту. Мы прямиком попадаем в колонию, где запрещены любые виды развлечения: пение, музыка, танцы, свобода мысли и слова, смех. Любые попытки людей хоть как-то расслабиться сразу преследуются тяжелыми наказаниями. Но были и те, кто не хотел мириться с этим безумием и уходили жить за пределы города. Наши герои –Кидан со своей женой Сатимой, дочерью Тойей и сыном Иссаном. Происходит несчастный случай, Кидан нечаянно застрелил местного рыбака, после того, как тот убил одну из его коров. И после этого в их, казалось бы, спрятанный оазис спокойствия вторгаются религиозные фундаменталисты, крича про закон, который, естественно, предписывал Кидану смертную казнь, не позволяющую даже попрощаться с семьей. То, насколько люди могут быть жестоки и равнодушны друг к другу, наводит ужас. В сцене, где Кидан умоляет начальника и его помощника разрешить увидеть лицо дочери перед смертью, мы слышим бездушный отрицательный ответ. Но не все так печально, как кажется. Есть еще люди, чей дух не сломить. Сильная сцена, в которой за пение женщину подвергли 40 ударам плетью, и когда ее бьют, она плачет, но продолжает петь. В лице этой женщины можно почувствовать весь былой свободный и сильный дух этого народа. Так же великолепна сцена, где дети играют в футбол с невидимым мячом. Она еще раз подтверждает, насколько человек стремится к свободе и насколько неправильно кому-то вершить правосудие над другими. Режиссер высказывает свою точку зрения на все это в диалоге между начальником стражи и муллой. Как бы ненавязчиво просветитель беседует со многими солдатами, каждый раз пытаясь достучаться до их разума и сердца, мы слышим небольшие звоночки про то, что все, что происходит –это неправильно. Под личиной религиозности творятся ужасные вещи. Впечатляет параллельный монтаж, когда в одной сцене двух жителей закидывают камнями, а в другой грозный начальник, оставаясь наедине с собой, начинает танцевать. Удивительно, но и в нем тоже есть это стремление к свободе и самовыражению чувств и даже проскальзывает какое-то сожаление за все то, что он когда-либо делал. Однако финал картины снова наносит удар: ослушавшись закона, оба родителя Тойи погибают, и они с братом остаются сиротами. Нет ничего хуже, чем видеть страдания ни в чем не виноватых детей. И в последнем кадре мы просто видим девочку, которая бежит по пустыне в неизвестном направлении, но точно в противоположном от всего этого ужасного и жестокого мира взрослых. Нам остается лишь догадываться, куда она прибежит. Лично у меня создалось ощущение, что все-таки она добежит до своего «маленького рая».

Снимок4

А теперь мы попадаем в совсем нереальный мир российского режиссера Ирины Евтеевой в картине «Арвентур». Это дилогия о воображаемой стране Арвентур, в которую чудесным образом попадают герои фильма. Первая часть «Фанданго». Действие происходит в Петербурге голодной зимой 1921 года. В центре истории — юноша, который благодаря своим духовным устремлениям попадает в прекрасный ирреальный мир. Вторая часть –«Тайна морского пейзажа». Император, выросший на картинах Художника, обнаруживает, что реальный мир его царства не гармоничен. Он не может принять грязь и ужас грубой действительности, так как чары Художника отвратили его от всего, чем он владеет, и заставили желать того, что у него никогда не будет. Две абсолютно разные новеллы умело объединены в одну цельную историю. Ирина делится с нами: «Мне не давали сделать полный метр, поэтому пришлось разбить на две части. Бюджет полного метра составил бы девять миллионов». Фильм полностью прорисован самим режиссером. По словам самой Ирины, работа с актерами длилась всего 9 дней, остальные три года она занималась прорисовкой фильма. На вопрос «откуда взялось такое изображение?», она ответила, что это изображение приснилось ей во сне. Весь фильм ловишь себя на том, как здорово смотрится переплетение живописи и реального кадра. Кто-то может заметить сильное сходство техник с Александром Петровым («Моя любовь»). Режиссер объяснила это тем, что они хорошие друзья и коллеги. Так же она выпустила статью про него. В этом году фильм завоевал «Серебряную виллу». Фильм действительно выделился из ряда картин представленных на фестивале. Честно говоря, я не сразу его поняла, даже сложилось немного отрицательное впечатление. Но спустя некоторое время, он все не выходил из головы. Прокручивая в голове кадры из фильма, они вдруг начинают складываться, как паз злы один за другим в единую мозаику. Все мы, как герой первой новеллы грезим иногда о том, чтобы очутиться в сокровенном месте, где нам было бы всегда хорошо. «Возможно, нам пора перестать представлять это место или думать о нем, а нужно просто взять и попасть туда»,– призывает всех нас Ирина Евтеева. В то время, как вторая половина фильма учит тому, что сколько бы нам не было лет, мы всегда с вами остаемся «учениками», а жизнь – наш учитель, может явиться в образе старца или прекрасного пейзажа, нарисованного безликим автором. Но одно известно точно, мы вечные ученики и хранители своего мастера, и нет ничего сильнее на свете, чем вера.

Снимок7

Из мира сладостных грез и мечтаний нас резко вырывает иранский режиссер Нима Джавиди и его фильм «Мельбурн». Казалось бы все складывается идеально, молодая супружеская пара Амир и Сара собираются переезжать из Ирана в Австралию. Пока судьба не сыграла с ними злую шутку. Весь фильм мы сидим в напряжении, наблюдая за тем, как нарастает круговорот неприятностей. Загнанный в угол человек не отдает себе отчета в том, как все больше и больше погружается в мир лжи. Одна ложь влечет за собой другую и скоро этот ком нарастает. Идея фильма у режиссера возникла из его воспоминаний. «Как то я отдыхал с друзьями, это была супружеская пара с младенцем, и они ушли гулять оставив меня с их ребенком. В какой-то момент ребенок перестал дышать, и я очень испугался. Через какое-то время малыш пришел в себя. В тот момент я просто думал, что было бы, если бы он умер…. Мне было очень страшно». То, что пережили герои картины, пережил и сам автор. Особенность съемки в том, что все происходит в пределах одной квартиры, локация не меняется. К финалу картины появляется много вопросов, на некоторые режиссер ответил. Например: «Сможет ли эта пара жить вместе дальше?» Нима прокомментировал: «Нет. Их наказание – распад семьи, никакого совместного будущего». На вопрос о том, почему в конце фильма муж заплакал, режиссер сказал, что все это время самые тяжелые решения принимал Амир и его слезы, это то напряжение и переживание, которые он подавлял в течение всего этого времени. Возможно, его жена Сара в какой-то степени играла роль его совести, периодически напоминавшей ему, о том, что нужно остановиться и признаться. Но он ее не слушал. И главный вопрос: «Почему они отдали ребенка пожилой женщине?» На обсуждении режиссер рассказал,что под этим он имел ввидуто, что пожилой женщине будет труднее сразу понять, жив ребенок или нет. Однако, мне показалось, что дело тут больше в том, что старушка уже прожила свою жизнь, и с нее не будет такого спроса. Сам режиссер называет своих героев антигероями. А что делали ли бы вы, окажись в такой ситуации? Какой-то нелепый случай может разрушить все, поэтому будьте более внимательны к жизни,друзья.

Снимок8

Все эти фильмы напоминают нам легенду о Вавилоне, имой любимый фильм, снятый на эту тему «Вавилон» Алехандро Иньярриту. Все эти картины твердят об одном: мы все разные– живем в разных странах, говорим на разных языках, но проблемы и радости у нас одни и те же. Мы все взаимосвязаны. Как возможно, что ружье из Японии выстрелит в Афганистане и попадет в американку? Людям нужно снова научиться помогать друг другу, объединяться перед угрозой, не проходить мимо чужих бед. Сколько войн могло бы остановиться, сколько бы детей могли стать счастливыми, целые города могли бы обрести долгожданную свободу. Но глядя на сложившуюся ситуацию с Сирией, пока кажется, что до этого еще очень далеко. На данный момент состояние нашего общества меня расстраивает. Надеюсь, что еще не слишком поздно, и мы, люди,опомнимся. Возможно, что уже этот одиннадцатый кинофестиваль «Евразия» дал маленький толчок к тому, чтобы положить начало новой истории, нового – счастливого Вавилона.

Vosmerka

Сайт о кино.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *