Адильхан Ержанов стал членом Европейской киноакадемии

Евгений Лумпов.

Кинорежиссер − первый кинематографист Казахстана, удостоенный этой почетной миссии.

Знаменитая академия была организована 30 лет назад силами 40 кинопроизводителей со всей Европы во главе со шведским режиссером Ингмаром Бергманом. Первым председателем академии стал Вим Вендерс. Цель организации − продвижение европейского киноискусства и поддержка интересов европейского кинопроизводства. Ежегодно организация также вручает премии за лучшие картины. Сегодня в ней состоят более 2000 кинематографистов из 37 стран. В их числе знаменитые режиссеры, Жан-Жак Анно, Бернардо Бертолуччи, Михаэль Ханеке и другие. Теперь к ним присоединился и Адильхан Ержанов.

Адильхан, с чего началась эта история?

 Мне прислали приглашение, − я ответил согласием. Я думаю, это связано с тем, что «Ласковое безразличие мира» участвовал в «Особом взгляде» Канн этого года. И с тем, что там была ко-продукция с Францией. То есть, фильм номинально может считаться и европейским, и азиатским.

Какова процедура принятия в Академию? Какие критерии к кандидатам?

Насколько я помню, у кандидата должно быть не менее 6 полнометражных фильмов, опыт работы с европейскими компаниями и обязательная рекомендация нескольких членов EFA. По-моему, это основные требования.

Что даёт тебе членство в ней?

Я только вступил туда и не могу знать всего, но членство в такой организации − это коммуникации, это возможность держать руку на пульсе времени, это участие в отборе и голосовании на премии европейской киноакадемии… Думаю, участие в EFA дает причастность к общей кинематографической семье Европы, и это очень здорово.

Не кажется ли тебе, что европейское кино сегодня переживает период стагнации, забыв о развитии киноязыка и всецело сконцентрировавшись на социальности и злободневности историй?

Мне кажется, утрата авторства в авторском кино − это общемировая тенденция. Более того, коммерческое кино тоже потеряло авторов, ведь раньше были имена даже в Голливуде, взять того же Бертона или Мактирнана. Сейчас возникли рынки кино, где сложно продавать авангард, я так думаю. Но европейский рынок один из последних в мире, где еще как-то продвигают настоящее авторское кино. В злободневности нет ничего плохого, если на поверхности темы находится серьезный вопрос.
«12 разгневанных мужчин», к примеру, построен на злобе дня, однако фильм актуален и по сей день. Социальность не помеха, а материя жизни, из которой при наличии изобретательности, можно создать хороший фильм.

Какие обязанности у членов Академии?

Отсматривать фильмы, принимать участие в голосовании, участвовать в форумах, иногда в мастер-классах. В принципе, то же самое, что и в наших кинематографических организациях.

В Казахстане существуют и Союз кинематографистов, и Национальная академия кинематографических искусств и наук, но не покидает ощущение их номинальности и недееспособности.

Я состоял в СК до какого-то времени, пока меня оттуда почему-то не исключили, без объяснения причин. Видимо, потеряли документы во время очередных перевыборов. Потому не могу сказать, что происходит там сейчас. Но я состою в академии «Тулпар» и регулярно голосую за наши картины благодаря ей. Думаю, хорошо уже то, что эти организации существуют. Я, к примеру, могу отслеживать, какие картины выходят в нашей стране. Это полезно. Думаю, если организации дают, хотя бы, возможность знать работы коллег − это уже очень хорошо. С этого все и начинается.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *